Этимологический словарь кружево

этимологический словарь кружево

Общеобразовательные

  

 

( Скачать - 75 Кб, в Word-е 35 стр.)

 

 

 

1  Русский язык в современном мире. Русский язык — национальный язык русского народа, государственный язык Российской Федерации и язык межнационального общения.

2  Пример анализа текста публицистического стиля.

3  Пример анализа текста официально-делового стиля

4  Примеры анализа художественного текста

5  Анализ прозаического текста

6  Лингвистика как наука о языке. Разделы лингвистики.

7  Основные лингвистические словари русского языка.

8  Выдающиеся ученые-русисты.

9  Основные источники богатства и выразительности русской речи.

10  Изобразительные средства фонетики русского языка.

11  Основные элементы интонации (логическое ударение, пауза, повышение и понижение голоса, тон речи и др.).

12  Использование слов в переносном значении для создания тропов.

13  Исторические изменения в словарном составе языка. Архаизмы и историзмы.

14  Основные источники пополнения лексики. Неологизмы.

15  Происхождение слов: исконно русские и заимствованные слова. Старославянизмы.

16  Фразеологические единицы русского языка. Источники фразеологизмов. Крылатые выражения.

17  Лексические средства выразительности речи.

18  Общее грамматическое значение, морфологические и синтаксические признаки знаменательных частей речи (на примере одной части речи по указанию учителя).

19  Синонимия синтаксических конструкций.

20  Изобразительные средства синтаксиса: синтаксический параллелизм; риторический вопрос; восклицание и обращение; повторяющиеся союзы и бессоюзие и т. п.

21  Современный русский литературный язык и языковая норма. Нормы орфоэпические, лексические, грамматические, правописные.

22  Принцип единообразного написания морфем — ведущий принцип русского правописания.

23  Роль смыслового и грамматического анализа при выборе слитного, дефисного и раздельного написания.

24  Пунктуация как способ отражения на письме смысловой стороны речи, ее синтаксического строя и интонационных особенностей.

25  Разновидности речи по форме использования языка (устная и письменная речь). Разновидности речи по характеру участия собеседников в процессе общения (речь диалогическая и монологическая).

26  Текст как речевое произведение. Основные признаки текста.

27  Функционально-смысловые типы речи: описание, повествование, рассуждение.

28  Функциональные стили речи и их основные особенности (на примере одного стиля по указанию учителя).

 

 

 

 

    Язык относится к тем общественным явлениям, которые действуют на всем протяжении существования человеческого общества. Язык служит прежде всего средством общения людей. Язык служит также и средством формирования и выражения мыслей и чувств, поскольку он неразрывно связан с мышлением, сознанием человека.
Ученые пока не дают точного ответа на вопрос, сколько языков в мире. Считается, что сейчас в мире существует более пяти тысяч языков, среди них есть и «умирающие», на которых говорит все меньше людей, и совсем мало изученные.
Одним из самых распространенных на земном шаре, самых развитых языков мира, на котором написана богатейшая литература, отражен исторический опыт русского народа, достижения всего человечества, является русский язык. Он входит в число рабочих языков Организации Объединенных Наций, на нем пишутся важнейшие мировые документы, международные соглашения.
Русский язык — это язык русской нации, язык русского народа. Национальный язык — это язык, на котором говорит исторически сложившийся коллектив людей, проживающих на общей территории, связанных общей экономикой, культурой, особенностями быта. Национальный язык включает в себя не только литературный (т. е. нормированный) язык, но и диалекты, просторечие, жаргоны, профессионализмы. Русский национальный язык имеет сложную и длительную историю. Начало его сложения относится к XVII в., периоду формирования русской нации. Дальнейшее развитие его тесно связано с историей и культурой русского народа.
Русский язык является государственным языком на территории Российской Федерации. Это означает, что на нем не только говорят в быту, на работе, но он также является официальным языком государства, языком науки и культуры.
На территории Российской Федерации немало автономных образований, и у каждого коренного народа, населяющего эти автономии, есть наряду с русским свой государственный язык.
Русский язык выполняет, помимо других, функцию межнационального общения, без которой невозможны были бы необходимые в быту и на работе связи людей различных национальностей, проживающих в одном регионе.

 

 

    ЧТО ЗНАЧИТ БЫТЬ ВОСПИТАННЫМ?
Воспитанный человек... Если о вас скажут такое, считайте, что удостоились похвалы.
Так что же такое воспитанность?
Это не только хорошие манеры. Это нечто более глубокое в человеке. Быть воспитанным — значит быть внимательным к другому, деликатным, тактичным, скромным.
Мне представляется, что таким был артист Художественного театра Василий Иванович Качалов. Он непременно запоминал все имена и отчества людей, с которыми встречался. Он уважал людей и всегда интересовался ими. При нем каждая женщина чувствовала себя привлекательной, достойной заботы. Все ощущали себя в его присутствии умными, очень нужными.
Однажды поздно вечером Василий Иванович увидел две странные женские фигуры. Это оказались слепые, которые заблудились. Качалов немедленно предложил им свои услуги, проводил до трамвая, помог сесть в вагон. Корни этого поступка не просто в знании хорошего тона, а в сердечности и доброте к людям. Значит, все дело в мыслях и побуждениях.
А знание норм поведения только помогает проявлению внутренней доброты и человечности.
(По С. Гиацинтовой)
Этот текст публицистического стиля. Он актуален, общественно значим по тематике, эмоционален. Среди характерных для публицистики языковых и речевых средств можно назвать следующие:
— именительный представления (Воспитанный человек...);
— непосредственное обращение к собеседнику (Если о вас скажут...);
— риторический вопрос;
— неполные предложения;
— оправданный повтор слов и синтаксический параллелизм конструкций (см. третий абзац);
— противопоставления;
— ряды однородных членов с сопоставительным и противительным значением;
— отвлеченная лексика (воспитанность, человечность, побуждения).
Этот текст относится к рассуждению. Тезис (второй и третий абзацы) оформлен в виде вопроса и ответов на него и построен по типу описания предмета: в качестве «данного» используется понятие «воспитанность», а в качестве «нового» — слова, которые раскрывают это понятие. Затем идет доказательство истинности этого утверждения, приводится пример истинно воспитанного человека. В этой части текста используется сначала описание предмета (черты характера Качалова), затем повествование (один из поступков Качалова). Далее автор, комментируя пример, возвращается к высказанному в начале текста положению и делает из него вывод: истоки воспитанности — в доброте и уважении к людям.

 

 

    СИСТЕМНОЕ МЕНЮ
Системное меню вызывается кнопкой, расположенной в левом верхнем углу окна. Команды данного меню стандартизированы для всех приложений среды Windows. Системное меню имеется в наличии в каждом окне документа. Его можно вызвать даже в том случае, если окно свернуто до пиктограммы, щелкнув на пиктограмме один раз кнопкой мыши. Существует также способ открытия системного меню посредством клавиатуры — с помощью комбинации клавиш [Alt-пробел].
Команды системного меню выбираются с помощью мыши, клавиш управления курсором или путем ввода подчеркнутых в названии команды букв вместе с [Alt].
(В. Пасько)
В данном тексте отчетливо проявляются черты официально-делового стиля:
1. Жанр данного текста — инструкция.
2. Задача текста — сообщить точные сведения, имеющие практическое значение, дать точные рекомендации, указания.
3. Высказывание официальное, точное, бесстрастное (без выражения эмоций).
4. Языковые особенности текста:
а) широкое использование терминологии (курсор, пиктограмма, системное меню, клавиатура, команда),
б) употребление отглагольных существительных открытие, управление, ввод, комбинация вместо
глаголов открыть, управлять, ввести, комбинировать,
в) употребление отыменных предлогов (с помощью комбинации, путем ввода);
г) употребление специфических оборотов официальной речи (имеется в наличии),
д) в предложениях преимущественно прямой порядок слов;
е) сказуемые выражаются возвратными глаголами (меню вызывается, команды выбираются), страдательными причастиями в краткой форме (стандартизованы).

 

 

    Анализ поэтического текста
ПАРУС
Белеет парус одинокой В тумане моря голубом!.. Что ищет он в стране далекой? Что кинул он в краю родном?
Играют волны — ветер свищет, И мачта гнется и скрыпит... Увы! он счастия не ищет И не от счастия бежит!
Под ним струя светлей лазури, Над ним луч солнца золотой... А он, мятежный, просит бури, Как будто в бурях есть покой!
(М. Лермонтов)
Стихотворение «Парус» было написано М. Лермонтовым в 1832 г. Вынужденный оставить Москву и университет, Лермонтов уезжает в Петербург и однажды, бродя по берегу Финского залива, он пишет это стихотворение, о чем свидетельствует М. Лопухина, в письме к которой Лермонтов послал первый вариант стихотворения. Это яркий образец пейзажно-символической лирики. В «Парусе» нашли отражение не только собственные настроения автора, но и настроения русской интеллигенции 30-х гг. XIX в.: чувство одиночества, разочарования и стремление к свободе в обстановке реакции после восстания декабристов.
Быть может, грустное восприятие паруса, переходящее в глубокое философское раздумье, и сам образ были навеяны стихами А. Бестужева-Марлин-ского «Андрей, князь Переяславский»:
Белеет парус одинокой, Как лебединое крыло, И грустен путник ясноокой; У ног колчан, в руке весло.
По композиции стихотворение представляет собой расчлененный символический образ, данный в развитии.
В стихотворении три строфы. Каждая состоит из двух различных по своему характеру частей: первый и второй стихи (строчки) воссоздают предметный образ (меняющуюся картину моря и паруса), а третий и четвертый — мысли и переживания лирического героя. Если прочитать стихотворение по-иному: сначала первые два стиха каждой строфы, а потом два заключительных стиха, то исчезнет переживаемое напряжение.
Несмотря на то что стихотворение представляет собой лирическую миниатюру, его образная структура дана в развитии: картину моря и далеко плывущего в голубом тумане паруса (в первой строфе) сменяет изображение надвигающейся бури. Парал лельно идет развитие в мыслях и переживаниях лирического героя. Одиночество гонимого странника, символически изображенное в первой строфе, вызвано его отчаянием и неприятием жизни (см. вторую строфу). Но мятежник хочет обрести душевный и нравственный покой в обновлении жизни, в перемене ее, в очистительной буре (третья строфа). Именно в этом сопоставлении: одинокий парус и мучительные вопросы; поднимающаяся буря и отчаяние, уход от жизни; восхитительный пейзаж и жажда перемен, обновления — и заключается внутренняя напряженность стихов, сила их эстетического воздействия.
Языковая изобразительность стихотворения определяется творческим замыслом поэта. Важную роль играет слово одинокой. В нем совмещаются значения, соотнесенные с предметным рядом (парус одинокой, т. е. плывущий один, без подобных себе) и с рядом символическим (одинокой, т. е. не имеющий единомышленников, близких людей).
Все стихотворение проникнуто антитезой, которая находит выражение в контекстуальных антонимах:
Что ищет он в стране далекой? Что кинул он в краю родном?
Так же: счастия не ищет — не от счастия бежит; над ним — под ним.
Повтор слов и их симметричное расположение — синтаксический параллелизм (Что ищет он... Что кинул... счастия не ищет... не от счастия бежит... над — под) — подчеркивают важность содержания.
Той же цели служит и инверсия — перестановка компонентов предложения, нарушающая их обычный, стилистически нейтральный, порядок и приводящая к смысловому или эмоциональному выделению слов: парус одинокой, в тумане моря голубом. Ср. обычный порядок: одинокой парус, в голубом тумане моря. Читатель обратит внимание на прилагательные, сдвинутые со своих обычных мест перед определяемым словом. Выдвижение глаголов-сказуемых на позицию перед подлежащими передает динамизм изображаемой картины, активность проявления признака: белеет парус, играют волны. Постановка дополнения перед сказуемым подчеркивает особое значение слова счастие, несущего в стихотворении большую нагрузку. Поэт использует звукоподражание (ветер сви щет, мачта... скрыпит), что усиливает ощутимый эффект бури. Динамическое изображение бури во второй строфе передается бессоюзным предложением (Играют волны — ветер свищет...) и нагнетанием глаголов (скрыпит, гнется).
Стихотворение написано двустопным ямбом, но обращает на себя внимание сбив ямбического метра в третьей стопе (пропуск ударения). Так ритмически выделяются опорные слова и словосочетания, и прежде всего парус одинокой:
Белеет парус одинокой...
Так же ритмически подчеркивается и слово счас тие.
Легко заметить, что одни и те же слова становятся значимыми и эстетически ценными в стихотворении благодаря различным средствам их выделения: антитезе, инверсии, ритму.
 

 

    Когда я вышел на поле, где был их дом, я увидал в конце его, по направлению гулянья, что-то большое, черное и услыхал доносившиеся оттуда звуки флейты и барабана. В душе у меня все время пело и изредка слышался мотив мазурки. Но это была какая-то другая, жесткая, нехорошая музыка.
«Что это такое?» — подумал я и по проезженной посередине поля скользкой дороге пошел по направлению звуков. Пройдя шагов сто, я из-за тумана стал различать много черных людей. Очевидно, солдаты. «Верно, ученье», — подумал я и вместе с кузнецом в засаленном полушубке и фартуке, несшим что-то и шедшим передо мной, подошел ближе. Солдаты в черных мундирах стояли двумя рядами друг против друга, держа ружья к ноге, и не двигались. Позади их стояли барабанщик и флейтщик и не переставая повторяли все ту же неприятную, визгливую мелодию.
— Что они делают? — спросил я у кузнеца, остановившегося рядом со мною.
— Татарина гоняют за побег, — сердито сказал кузнец, взглядывая в дальний конец рядов.
Я стал смотреть туда же и увидал посреди рядов что-то страшное, приближающееся ко мне. Приближающееся ко мне был оголенный по пояс человек, привязанный к ружьям двух солдат, которые вели его. Рядом с ним шел высокий военный в шинели и фуражке, фигура которого показалась мне знакомой. Дергаясь всем телом, шлепая ногами по талому снегу, наказываемый, под сыпавшимися с обеих сторон на него ударами, подвигался ко мне, то опрокидываясь назад — и тогда унтер-офицеры, ведшие его за ружья, толкали его вперед, то падая наперед — и тогда унтер-офицеры, удерживая его от падения, тянули его назад. И не отставая от него, шел твердой, подрагивающей походкой высокий военный. Это был ее отец, с своим румяным лицом и белыми усами и бакенбардами.
При каждом ударе наказываемый, как бы удивляясь, поворачивал сморщенное от страдания лицо в ту сторону, с которой падал удар, и, оскаливая белые зубы, повторял какие-то одни и те же слова. Только когда он был совсем близко, я расслышал эти слова. Он не говорил, а всхлипывал: «Братцы, помилосердуйте. Братцы, помилосердуйте». Но братцы не милосердовали, и, когда шествие совсем поравнялось со мною, я видел, как стоявший против меня решительно выступил шаг вперед и, со свистом взмахнув палкой, сильно шлепнул ею по спине татарина. Татарин дернулся вперед, но унтер-офицеры удержали его, и такой же удар упал на него с другой стороны, и опять с этой, и опять с той. Полковник шел подле и, поглядывая то себе под ноги, то на наказываемого, втягивал в себя воздух, раздувая щеки, и медленно выпускал его через оттопыренную губу. Когда шествие миновало то место, где я стоял, я мельком увидал между рядов спину наказываемого. Это было что-то такое пестрое, мокрое, красное, неестественное, что я не по! ери л, чтобы это было тело человека.
— О господи, — проговорил подлез меня кузнец. Шествие стало удаляться, все так же падали с двух
сторон удары на спотыкающегося, корчившегося человека, и все так же били барабаны и свистела флейта, и все так же твердым шагом двигалась высокая, статная фигура полковника рядом с наказываемым.
(Л. Толстой. После бала)
Рассказ «После бала» был написан Л. Толстым в последний период творчества — в 1903 г. Весь рассказ — это события одной ночи, о которых герой вспоминает через много лет. Композиция рассказа четкая и ясная, в ней логично выделяются четыре части: большой диалог в начале рассказа, подводящий к повествованию о бале; сцена бала; сцена экзекуции и, наконец, заключительная реплика.
Для анализа предложена сцена экзекуции, в которой повествование ведется от лица героя, молодого человека, и на первый план выдвигаются формы, связанные с непосредственным восприятием и переживаниями героя, который как будто сейчас наблюдает происходящее, видит это впервые, даже не очень понимает, что происходит. (Следует напомнить, что сцена бала описывается человеком, для которого все это — далекое прошлое, и время действия и время рассказа в той части не совпадают.)
В этом отрывке много неопределенных местоимений и наречий, которые подчеркивают неясность, неопределенность представлений героя. Вводное слово очевидно во внутренней речи героя передает ту же неопределенность.
Если в сцене бала Л. Толстой использует характерные для описания эпитеты, эмоциональные определения, синонимы, то в сцене экзекуции определения единичны. И это не эпитеты в собственном смысле слова, они предметны (скользкая дорога, бе лые зубы, черные мундиры). Многие из них употреблены для создания контраста (антонимичные прилагательные белый — черный), но контраст создают также те предметы, нейтральные на первый взгляд, которые были использованы при описании бала, но теперь повторяются в новой ситуации: чер ные мундиры солдат и белые усы и румяное лицо полковника; его статная высокая фигура и спотыкающийся, корчившийся человек. Прилагательное красный, употребленное Л. Толстым в этой сцене (спина наказываемого), — это не только цвет. Если вспомнить, что в русской иконописи красный цвет часто обозначал ад и мученичество, то становится понятной его символичность в данном контексте.
Изменение внутреннего состояния влюбленного молодого человека автор передает, по сути, одной фразой: Но это была какая-то другая, жесткая, нехорошая музыка. Восходящая градация определений передает эту смену душевного состояния героя.
Грамматический характер большинства определений в этом эпизоде другой, чем в сцене бала: там это в основном прилагательные, здесь — причастия (оголенный по пояс человек, привязанный к ружьям, подрагивающая походка, под... сыпавшимися ударами и т. д.). В рассказе об экзекуции преобладают глаголы, даже в основе признака часто лежит значение действия, отсюда обилие причастий и деепричастий. Это хорошо заметно, если сравнить, например, описание полковника в сцене бала и в сцене экзекуции: 1....очень красивый, статный, высокий и свежий старик; ласковая, радостная улыбка, сложен он был прекрасно... 2....шел... втягивал в себя воздух, раздувая щеки, и медленно выпускал его через оттопыренную губу; грозно и злобно нахмурившись.
В предложениях этой части Толстой нагромождает детали, повторяет их, усложняет синтаксические конструкции; сначала просто сообщает: Приближающееся ко мне был оголенный по пояс человек, привязанный к ружьям двух солдат, которые его вели. Затем дальнейшая конкретизация:...И не отставая от него, шел твердой, подрагивающей походкой высокий военный. Далее все более нагнетаются детали: И такой же удар упал на него с другой стороны, и опять с этой, и опять с той... И наконец: Шествие стало удаляться, все так же падали с двух сторон удары на спотыкающегося, корчившегося человека, и все так же били барабаны и свистела флейта, и все так же твердым ша гом двигалась высокая, статная фигура полковни ка рядом с наказываемым. Обратим внимание на использование синтаксического параллелизма в этом отрывке. Все здесь подчеркивает ту последовательность, ту постепенность, с которой герой воспринимает события: он видит их все более точно, более подробно, и вместе с тем усиливается его душевное смятение, — так автор передает картину надвигающегося ужаса.
В небольшом рассказе Толстому многое удалось показать и выразить осуждение палочного наказания, а также другую, более глубокую мысль о безнравственности насилия вообще.

 

 

    Термин лингвистика происходит от латинского слова lingua, что означает «язык». Следовательно, лингвистика — это наука, изучающая язык. Она дает сведения о том, чем выделяется язык среди прочих явлений действительности, каковы его элементы и единицы, как и какие происходят изменения в языке.
В лингвистике выделяются следующие разделы:
1. Лексикология, предметом которой является слово, — учение о словарном составе языка. Лексикология устанавливает значения слова, употребление слова в речи. Основная единица этого раздела — слово.
2. Фразеология изучает устойчивые выражения типа бить баклуши, используемые в данном языке.
3. Фонетика — раздел науки, изучающий звуковой строй языка. Основные единицы фонетики — звук, слог. Практическое применение фонетика находит в орфоэпии — науке о правильном произношении.
4. Тесно связанный с фонетикой раздел графика изучает буквы, т. е. изображение звуков на письме, и соотношение между буквами и звуками.
5. Словообразование — раздел науки о языке, изучающий способы и средства образования новых слов, а также строение имеющихся слов. Морфема — основное понятие словообразования.
6. Грамматика изучает строй языка. Она включает два раздела:
а) морфологию, изучающую словоизменение и части речи, имеющиеся в данном языке;
б) синтаксис, изучающий словосочетания и предложения.
7. Орфография — раздел науки, изучающий правила правописания.
8. Пунктуация изучает правила употребления знаков препинания.
9. Стилистика — учение о стилях речи и средствах языковой выразительности и условиях использования их в речи.
10. Культура речи — раздел языкознания, изучающий практическую реализацию в речи норм литературного языка.
 

 

    Все словари делятся на энциклопедические и лингвистические. Энциклопедия представляет в сжатой форме современное состояние научных знаний в какой-либо области, т. е. описывает мир, объясняет понятия, дает биографические справки о знаменитых личностях, сведения о городах и странах, исторических событиях и т. п.
Цель лингвистических словарей другая — в них содержится информация о слове.
Существуют различные типы лингвистических словарей: толковые, словари иностранных слов, этимологические, орфографические, орфоэпические, фразеологические, словари синонимов, омонимов, антонимов, словари лингвистических терминов, синтаксические словари и др.
Толковые словари описывают смысл слов: к таким словарям следует обращаться, если надо выяснить, что означает слово. Широко распространенным и известным является «Толковый словарь русского языка» С. И. Ожегова, Н. Ю. Шведовой; «Словарь русского языка» в 4 томах АН СССР (так называемый Малый академический). Есть «Толковый словарь современного русского литературного языка» в 17 томах (так называемый Большой академический словарь) и «Толковый словарь русского языка» под ред. Д. Н. Ушакова. Есть и специальные школьные толковые словари.
Особое место среди толковых словарей занимает «Толковый словарь живого великорусского языка» В. И. Даля, состоящий из 4 томов и содержащий более 200 тысяч слов и 30 тысяч пословиц, поговорок, присловий, загадок, которые приводятся как иллюстрации для пояснения значений слов. Хотя этбму словарю более 100 лет, его ценность не меркнет со временем: словарь Даля — неисчерпаемая сокровищница для всех тех, кто интересуется историей русского народа, его культурой и языком.
Происхождение слова, его путь в языке, исторические изменения в его составе фиксируют исторические и этимологические словари (например, «Этимологический словарь русского языка» М. Фас-мера, «Школьный этимологический словарь русского языка: Происхождение слов» Н. М. Шанского, Т. А. Бобровой).
Во фразеологических словарях можно найти описания устойчивых оборотов, узнать об их происхождении и употреблении.
В 1967 г. под ред. А. И. Молоткова был издан первый специальный «Фразеологический словарь русского языка», в котором объяснено свыше 4000 фразеологизмов. В середине 80-х гг. был опубликован «Школьный фразеологический словарь русского языка» В. П. Жукова, А. В. Жукова, содержащий объяснения наиболее употребительных фразеологизмов.
Сведения о правильном написании слова можно получить в орфографическом словаре, а о правильном произношении — в орфоэпическом.
Есть словари грамматические, содержащие информацию о морфологических свойствах слова.
Существуют словари, посвященные описанию отдельных групп лексики: синонимов, антонимов, омонимов, паронимов.
Лексикографы работают над составлением словарей языка писателей, есть, например, «Словарь языка Пушкина».
Словари речевых неправильностей и трудностей помогают избегать речевых ошибок в употреблении тех или других слов или их форм.

 

 

    Становление и развитие русского языкознания связаны с такими корифеями в области лингвистики, как М. В. Ломоносов, А. X. Востоков, В. И. Даль,
А. А. Потебня, А. А. Шахматов, Д. Н. Ушаков, А. М. Пешковский, Л. В. Щерба, В. В. Виноградов, С. И. Ожегов, А. А. Реформатский, Л. Ю. Максимов.
Это только немногие, наиболее яркие представители русской науки о языке, каждый из которых сказал собственное слово в лингвистике.
М.В.Ломоносов (1711—1765), образно названный А. С. Пушкиным «первым нашим университетом», был не только великим физиком, вдумчивым естествоиспытателем, но и блестящим поэтом, замечательным филологом. Он создал первую научную российскую грамматику («Российская грамматика», 1757). В ней он, исследуя язык, устанавливает грамматические и орфоэпические нормы, причем делает это не умозрительно, а на основе своих наблюдений над живой речью. Он размышляет: «Почему шире, слабее лучше, чем ширее, слабе!» Наблюдает за московским произношением: «Говорят жжался, а не сжался». Подобных этим наблюдений у него тысячи.
Ломоносов первый разработал научную классификацию частей речи.
Ломоносов создал знаменитую теорию «трех штилей», которая оказалась не выдумкой сухого теоретика, а действенным руководством при создании нового литературного языка.
Язык он разделил на три стиля: высокий, посредственный (средний), низкий.
Высоким стилем предписывалось писать оды, героические поэмы, торжественные «слова о важных материях». Средний стиль был предназначен для языка театральных пьес, сатир, стихотворных дружеских писем. Низкий стиль — стиль комедий, песен, описаний «обыкновенных дел». В нем нельзя было употреблять высокие церковнославянские слова, предпочтение отдавалось собственно русским, подчас простонародным словам. Весь пафос теории Ломоносова, под влиянием которой долгое время находились все крупные деятели XVIII в., заключался в утверждении литературных прав русского языка, в ограничении церковнославянской стихии. Ломоносов своей теорией установил русскую основу литературного языка.
A. X. Востоков (1781 —1864) был по натуре человеком независимым и свободным. Эти черты его характера отразились и в его научных трудах, из которых наибольшую славу ему принесли исследования по истории славянских языков. Востоков явился основоположником славянской филологии. Он написал знаменитую «Русскую грамматику» (1831), в ней он осуществил «перебор всего русского языка», рассмотрел его грамматические особенности на уровне науки своего времени. Книга издавалась множество раз, была основной научной грамматикой для своего времени.
B. И. Даль (1801 —1872) многое успел сделать в жизни: был морским офицером, прекрасным врачом, путешественником-этнографом, писателем (его псевдоним Казак Луганский). Его очерки и рассказы В. Г. Белинский назвал «перлами современной русской литературы».
Но больше всего он известен нам как составитель уникального «Толкового словаря живого великорусского языка», работе над которым он отдал 50 лет своей жизни. Словарь, в котором 200 тысяч слов, читается как увлекательнейшая книга. Значения слов Даль толкует образно, метко, наглядно; объяснив слово, раскрывает его значение с помощью народных поговорок, пословиц. Читая такой словарь, узнаешь быт народа, его взгляды, убеждения, стремления.
А. А. Потебня (1835—1891) был выдающимся русским и украинским филологом. Это был необычайно эрудированный ученый. Его основной труд — «Из записок по русской грамматике» в 4 томах — посвящен сопоставительному анализу украинского и русского языков, истории основных грамматических категорий, сопоставительному изучению синтаксиса восточнославянских языков. Потебня рассматривал язык как составную часть культуры народа, как компонент его духовной жизни, и отсюда его интерес и внимание к обрядам, мифам, фольклору славян. Потебню глубоко интересовала связь между языком и мышлением. Этой проблеме он посвятил, будучи еще совсем молодым, свою зрелую, глубоко философскую монографию «Мысль и язык» (1862).
А. А. Шахматов (1864—1920) — один из самых выдающихся филологов на рубеже XIX—XX вв. Его научные интересы были в основном сосредоточены в области истории и диалектологии славянских языков. Он посвятил более двух десятков работ проблеме происхождения восточнославянских языков. В последние годы жизни он читал в Петербургском университете курс синтаксиса русского языка, по рукописным материалам которого был издан знаменитый «Синтаксис русского языка», когда его автора уже не стало. К этому труду восходят многие современные синтаксические теории.
Д. Н. Ушаков (1873—1942) является составителем и редактором одного из самых распространенных толковых словарей, знаменитого «Толкового словаря русского языка», замечательного памятника русского языка первой половины XX в. Этот труд Д. Н. Ушаков создавал уже в зрелом возрасте, будучи известен как ученый-лингвист. Он страстно любил русский язык, прекрасно его знал, был образцовым носителем русской литературной речи. Эта любовь в определенной степени повлияла на характер его научных интересов: больше всего он занимался вопросами орфографии и орфоэпии. Он автор многих учебников и учебных пособий по правописанию. Один только его «Орфографический словарь» выдержал более 30 изданий. Он придавал огромное значение разработке норм правильного произношения, справедливо считая, что единое, нормативное литературное произношение — основа речевой культуры, без нее немыслима общая культура человека.
Одним из самых оригинальных лингвистов был А. М. Пешковский (1878—1933). Он много лет работал в московских гимназиях и, желая познакомить своих учеников с настоящей, научной грамматикой, написал остроумную, полную тонких наблюдений монографию «Русский синтаксис в научном освещении» (1914), в которой как будто беседует со своими учениками. Вместе с ними он наблюдает, размышляет, экспериментирует. Пешковский первый показал, что интонация является грамматическим средством, что она помогает там, где другие грамматические средства (предлоги, союзы, окончания) не способны выразить значение. Пешковский неустанно и страстно разъяснял, что только сознательное владение грамматикой делает человека по-настоящему грамотным. Он обращал внимание на огромную значимость языковой культуры: «Умение говорить — это то смазочное масло, которое необходимо для всякой культурно-государственной машины и без которого она просто остановилась бы». Увы, этот урок А. М. Пешковского остался не усвоен многими.
Л. В. Щерба (1880—1944) — известный русский языковед, обладавший обширным кругом научных интересов: он очень многое сделал для теории и практики лексикографии, большое значение придавал изучению живых языков, много работал в области грамматики и лексикологии, изучал малоизвестные славянские наречия. Его работа «О частях речи в русском языке» (1928), в которой он выделил новую часть речи — слова категории состояния, — наглядно показала, какие грамматические явления скрываются за знакомыми для большинства терминами «существительное», «глагол»...
Л. В. Щерба является создателем ленинградской фонологической школы. Он одним из первых обратился к лингвистическому анализу языка художественных произведений. Его перу принадлежат два опыта лингвистического толкования стихотворений: «Воспоминание» Пушкина и «Сосна» Лермонтова. Он воспитал много замечательных лингвистов, среди которых В. В. Виноградов.
В. В. Виноградов (1895—1969). Имя этого выдающегося филолога вошло в историю культуры не только нашей страны, но и всего мира. Труды В. В. Виноградова открыли новую страницу в разных областях науки о русском языке и русской литературе.
Научные интересы ученого были необыкновенно широки. Ему принадлежит заслуга создания двух лингвистических наук: истории русского литературного языка и науки о языке художественной литературы. Его книги «Язык Пушкина», «Язык Гоголя», «Стиль Пушкина», «Стиль прозы Лермонтова» представляют огромный интерес и для специалиста-филолога и для начинающего изучать язык студента.
Виноградов очень много сделал для изучения русского языка. Его труд «Русский язык. Грамматическое учение о слове», удостоенный Государственной премии в 1951 г., является настольной книгой каждого лингвиста.
Невозможно переоценить заслуги В. В. Виноградова в области лексикологии, фразеологии. Он создал классификацию типов лексического значения слова и видов фразеологических единиц, которыми пользуются до сих пор в вузовском преподавании. Его этюды по истории отдельных слов составляют увлекательнейшую книгу, читать которую интересно не только специалистам-лексикологам. В. В. Виноградов принадлежит к числу выдающихся деятелей отечественного просвещения. Он преподавал во многих учебных заведениях, воспитал целое поколение русских лингвистов. Он был создателем и в течение 17 лет главным редактором журнала «Вопросы языкознания», с момента образования Международной ассоциации преподавателей русского языка и литературы (МАПРЯЛ) был ее президентом. Многие зарубежные академии наук избирали В. В. Виноградова своим членом.
С. И. Ожегов (1900—1964) — замечательный русский языковед-лексикограф, известен прежде всего как автор «Словаря русского языка», который имеет сейчас, вероятно, каждая семья и который теперь так и называют: «Ожеговский словарь». Словарь компактен и в то же время достаточно информативен: он содержит более 50 тысяч слов, каждому из них даются толкование, сопроводительные грамматические, стилистические пометы, приводятся иллюстрации употребления слова. Поэтому словарь выдержал более 20 изданий.
С. И. Ожегов был не только прирожденным лексикографом, но и одним из крупнейших историков литературного языка. Его перу принадлежат многочисленные статьи по вопросам культуры речи, об истории слов, о развитии русской лексики на новом этапе развития общества.
А. А. Реформатский (1900—1978) — замечательный ученый-филолог. Он известен всем филологам, потому что нет студента, который бы не учился по его учебнику «Введение в языкознание». А. А. Реформатский был яркой, колоритной личностью. Он прекрасно знал русскую историю и культуру, был тонким ценителем музыки, заядлым шахматистом, писал остроумные стихи, но прежде всего он был лингвистом и во всех своих увлечениях оставался лингвистом: слушая оперную музыку, обращал внимание на особенности произношения, которые требовали лингвистического объяснения, будучи страстным охотником, думая над охотничьими терминами, писал о лингвистической сущности терминов вообще.
Его научные интересы чрезвычайно разнообразны, и работы его посвящены самым разным проблемам языка: фонетике, словообразованию, лексике, теории письма, истории языкознания, соотношению языка и речи. Вместе со своими друзьями — выдающимися лингвистами П. С. Кузнецовым, В. Н. Сидоровым и Р. И. Аванесовым — он явился основателем московской фонологической школы, идеи которой разрабатываются и сегодня. «Мы живем в ужасающий век. Все прошедшее тянется снова. Но запомните, что Человек начинается там, где Слово», — писал А. А. Реформатский.
Л. Ю. Максимов (1924—1994). Доктор филологических наук, профессор Леонард Юрьевич Максимов был одним из выдающихся языковедов России. По его учебникам учатся миллионы школьников и сотни тысяч студентов. Долгое время он был заведующим кафедры русского языка Московского государственного педагогического института (теперь университета), руководил творческим семинаром прозаиков на Высших литературных курсах при Литературном институте им. А. М. Горького и в течение 30 лет являлся заместителем редактора журнала «Русский язык в школе». Его научные интересы были широки и разнообразны. Обладая тонким аналитическим умом, он обостренно воспринимал художественное слово, многие его работы посвящены именно анализу языка художественных произведений. Докторская диссертация Л. Ю. Максимова была связана с проблемами синтаксиса сложного предложения. Классификация сложноподчиненных предложений, разработанная Л. Ю. Максимовым в ней, явилась новым этапом в исследовании данного вопроса.
Человек поразительно искренний и необычайно душевно щедрый, Л. Ю. Максимов притягивал к себе всех, кто с ним соприкасался. Десятки аспирантов и сотни студентов Л. Ю. Максимова не только в России, но и за ее пределами с благодарностью вспоминают о нем.
 

 

    Русский язык необычайно красив и богат. Многие помнят вдохновенное высказывание М. В. Ломоносова о русском языке: «Карл Пятый, римский император, говаривал, что ишпанским языком с Богом, французским — с друзьями, немецким — с неприятелями, итальянским — с женским полом говорить прилично. Но если бы он российскому языку был искусен, то, конечно, к тому присовокупил бы, что им со всеми оными говорить пристойно, ибо нашел бы в нем великолепие ишпанского, живость французского, крепость немецкого, нежность итальянского, сверх того, богатство и сильную в изображении краткость греческого и латинского языка». Великий ученый, конечно, прав: прекрасен, могуч, красив русский язык.
В чем же заключается богатство, красота, сила, выразительность нашего языка?
Есть специальные языковые средства выразительности речи. Они очень разнообразны. Любой раздел языка: фонетика, лексика, грамматика — обладает ими. Первый критерий богатства речи — это количество слов, которые мы используем. У Пушкина, например, в обращении было более двадцати тысяч слов. Но о богатстве речи судят не только по количеству слов, а прежде всего по умению использовать эти слова, учитывая их разные значения, стилистическую окраску. Большинство слов русского языка многозначно, и это их свойство является источником выразительности речи (о многозначности и переносном употреблении слов см. билет № 13).
Источником богатства речи являются также синонимические ряды слов (об употреблении синонимов в речи см. билет № 13).
В фонетике такими средствами являются звуки, их подбор и сочетание (см. билет № 6), богатейшие особенности русской интонации (см. билет № 7).
Русский язык выделяется среди других языков удивительным богатством словообразовательных морфем, прежде всего суффиксов. Одни придают слову пренебрежительную окраску (книженция, офицерье), другие — уменьшительно-ласкательную (сынишка, бабуля), в третьих отображена оценка (старичок и старикашка, старикан). Морфемы создают богатейшие возможности для образования слов различных частей речи, с помощью словообразовательных морфем конкретизируются значения однокоренных слов. Вот как писал об этом Н. Г. Чернышевский, в шутливой форме доказывая преимущество русского языка перед французским:
«В споре о богатстве русского и французского языков мнения разошлись. Убедительнейшим аргументом в пользу превосходства первого оказались приставочные глаголы.
— Мне кажется, что очень легко доказать богатство и превосходство русского языка перед французским.
— Как? Что? Докажите! — закричало ему несколько голосов.
— Да вот, господа! Про меня можно сказать, что я заплешивел. Этот глагол выражает начало, основание к дальнейшему следствию. Про Ивана Ивановича (он указал на своего приятеля) должно сказать, что он пооплешивел. Этот глагол, как вы сами понимаете, выражает, что Иван Иванович не совсем еще плешив, но порядочно подвинулся к своей цели. Петр Петрович (это был мнимый знаток русского языка и главный спорщик), конечно, не обидится и не станет спорить, если я скажу про него, что он оплешивел, так как этот глагол означает почти конченное событие. Про Сергея Ильича я имею полное право сказать, что он переплешивел, т. е. вдался в излишество по части волос, а если бы здесь был Трофим Петрович, то он, наверное, согласился бы со мною, что он уже отплешивел, т. е. исполнил все по этой части и ничего более уже сделать не может. Извольте перевести все эти глаголы на французский язык, и тогда я соглашусь, что он богаче русского».
Грамматика также является источником богатства и выразительности речи (см. билеты № 15, 16).
Богатство стилей русского языка также служит источником выразительности речи

 

 

    Русская фонетическая система гибка и выразительна. Звучащая речь является основной формой существования языка, а в художественном тексте каждое слово «крупнее этого же слова в общеязыковом тексте». (Ю. Лотман)
В художественном произведении, главным образом в поэзии, используются различные приемы усиления фонетической выразительности речи. Одним из главных изобразительных средств фонетики является стилистический прием, состоящий в подборе слов близкого звучания.
Пирует Петр. И горд, и ясен,
И славы полон взор его.
И царский пир его прекрасен.
(А. Пушкин)
Здесь повторяются гласные [о] и [а] и согласные [п], [р], [т]. Это делает стих музыкальным и ярким. В зависимости от качества повторяемых звуков различают аллитерацию и ассонанс.
Аллитерацией называется повторение согласных звуков. Например: По небу голубому проехал гро хот грома. (С. Маршак) Звонкий дрожащий [р] в сочетании с [г] создает впечатление раската грома. Примеры аллитерации:
Я вольный ветер, я вечно вею, Волную волны, ласкаю ивы, В ветвях вздыхаю, вздохнув, немею, Лелею травы, лелею нивы.
(К Бальмонт)
Повторение [л], [л], [в], [в] создает образ ветра, дуновение которого ощущаешь почти физически.
Прекрасно владел этим приемом А. С. Пушкин. В романе «Евгений Онегин» он дает описание двух бальных танцев:
Мазурка раздалась. Бывало, Когда гремел мазурки гром, В огромной зале все дрожало, Паркет трещал под каблуком, Тряслися, дребезжали рамы; Теперь не то: и мы, как дамы, Скользим по лаковым доскам.
Подбор согласных звуков дает читателю отчетливое представление о различии танцев: плавность, медленность второго танца подчеркивается обилием звуков [л] и [м]; напротив, скопление звуков [г], [р], [з], [ж] при описании первого танца вызывает ощущение его стремительности, энергичности.
Ассонансом называют повторение гласных: Пора, пора, рога трубят. (А. Пушкин) В основе ассонанса обычно бывают только ударные гласные, так как в безударном положении гласные часто изменяются. Примеры ассонанса:
Быстро лечу я по рельсам чугунным, Думаю думу свою.
(Я. Некрасов)
Повторяется звук [у], создавая впечатление гудящего мчащегося поезда.
Но в искупленьях долгой кары, Перетерпев судеб удары, Окрепла Русь. Так тяжкий млат, Дробя стекло, кует булат.
(А. Пушкин)
Тиха украинская ночь. Прозрачно небо,
Звезды блещут.
Своей дремоты превозмочь
Не хочет воздух.
(Л. Пушкин)
Мело, мело по всей земле Во все пределы. Свеча горела на столе, Свеча горела.
(Б. Пастернак)
В последнем примере ассонанс на [э] сочетается с аллитерацией на [м], [л], [в], [с]. Все это создает особую музыкальность поэтических строк.
В художественной речи средствами звукописи часто подчеркиваются те или иные образы произведения. Например, читая пушкинские строки,
Оттоль сорвался раз обвал,
И с тяжким грохотом упал,
И всю теснину между скал
Загородил,
И Терека могучий вал
Остановил...
слышишь «тяжкий грохот», гул медленно падающей огромной глыбы.
Другим приемом звукописи является звукоподражание — употребление слов, которые своим звучанием напоминают слуховые впечатления от изображаемого явления. Уже более двух веков образцом звукоподражания остаются строки А. Сумарокова, где кваканье лягушек изображено так: О как, о как нам к вам, бога, не гласить!
Есть слова, которые своим звучанием напоминают называемые ими действия (шуршать, шипеть, бренчать, храпеть, цокать, тикать и т. п.). Звучание таких слов в художественной речи усиливается их фонетическим окружением: Вот дождик вкрад чиво прокрапал. (А. Твардовский) Повторение созвучия кр напоминает постукивание дождевых капель по железной крыше. А в скороговорке От топота копыт пыль по полю летит фонетическая выразительность главного звукоподражательного слова топот усиливается аллитерацией на [т] — [п].
Рифма, эта яркая особенность стиха, тоже строится на фонетических возможностях русской звуковой системы — на звуковых повторах:
Горные вершины Спят во тьме ночной. Тихие долины Полны свежей мглой.
(М. Лермонтов)
Важным средством организации поэтической речи является ударение, оно ритмически организует стихотворение.

 

 

    Любое высказывание произносится с интонацией. Интонация — явление сложное, она состоит из нескольких компонентов.
1. В каждой фразе есть логическое ударение, оно падает на то слово, которое по смыслу самое важное во фразе. С помощью логического ударения можно уточнить смысл высказывания, например: а) Завтра мы поедем в театр (а не на следующей неделе); б) Завтра мы (наш класс, а не другой) поедем в театр; в) Завтра мы поедем в театр (а не пойдем); г) Завтра мы поедем в театр (а не на экскурсию).
2. Интонация состоит из повышений и понижений голоса — это мелодика речи. Она в каждом языке своя.
3. Речь протекает ускоренно или замедленно — это образует ее темп.
4. Интонацию характеризует тембр речи, зависящий от целевой установки. Он может быть «мрачным», «веселым», «испуганным» и т. д.
5. Пауза — остановка, перерыв в движении тона бывает всегда на границе фраз, но может быть и внутри фразы. Очень важно делать паузы в нужном месте, так как от этого зависит смысл высказывания. Как удивили его слова / брата!
Как удивили его / слова брата!
Паузы бывают логическими (смысловыми) и психологическими (диктуемыми чувствами). Логические паузы отделяют друг от друга группы слов, объединенные общим смыслом. Психологические паузы К. Станиславский называл «красноречивым молчанием». Среди пауз такого типа выделяют паузы припоминания (А этот, / как его/, он турок или грек?//Тот,/черненький/на ножках журавлиных... (А. Грибоедов); паузы молчания (Хотя страшился он сказать... Нетрудно было б отгадать, Когда б... но сердце, Чем моложе, Тем боязливее, Тем строже хранит, хранит причину от людей своих надежд, своих страстей. (М. Лермонтов) Необходимость психологической паузы автор часто подсказывает многоточием.

 

 

    Многие слова русского языка имеют одновременно несколько значений. Такое явление называется многозначностью, или полисемией. Например, у слова золотой следующие значения: 1) сделанный из золота (золотые украшения); 2) цвета золота, желтый (золотые волосы, золотая нива); 3) очень хороший, ценный (золотой работник); 4) счастливый, радостный (золотая пора юности); 5) дорогой, любимый (золотая моя девочка). Связь между этими значениями очевидна: название одного понятия как бы перенесено на другое. Первое значение является прямым, остальные — переносными. Переносные значения могут быть связаны с прямым на основе сходства (например, внешнего вида, цвета — см. второе значение), но эти связи могут быть и сложнее — на основе смежности (золото — ценный металл, и по признаку ценности три последних значения связаны с первым).
Слова и выражения, употребленные в переносном значении и создающие образные представления о предметах и явлениях, называются тропами. Среди тропов выделяют олицетворение, эпитет, метафору, сравнение и др.
Наделение неодушевленных предметов признаками и свойствами человека называется олицетворением. Под пером писателя часто оживают окружающие нас предметы: море дышит полной грудью, лес настороженно молчит, волны ласкаются к берегу... В рассказе «Железная старуха» А. Платонов пишет:
Шумели листья на дереве; в них пел ветер, идущий по свету.
Малолетний Егор сидел под деревом и слушал голос листьев, их кроткие бормочущие слова.
...Ветер умолкал, а потом снова медленно бормотал, шевеля листья и повторяя прежние слова.
При олицетворении описываемый предмет внешне уподобляется человеку: Зеленая прическа, девическая грудь, о тонкая березка, что загляделась в пруд? (С. Есенин) Еще чаще неодушевленным предметам приписываются действия, которые доступны лишь людям: И цветущие кисти черемух мыли листьями рамы фрамуг. (Б. Пастернак) Изрыдалась осенняя ночь ледяными слезами. (А. Фет) Особенно часто писатели обращаются к олицетворению, описывая картины природы:
Клен ты мой опавший, клен заледенелый, Что стоишь нагнувшись под метелью белой? Или что увидел? Или что услышал? Словно за деревню погулять ты вышел.
(С. Есенин)
Другим видом тропов является эпитет.
Эпитетом называют художественное определение, т. е. красочное, образное, которое подчеркивает в определяемом слове какое-нибудь его отличительное свойство. Эпитетом может служить всякое значащее слово, если оно выступает как художественное, образное определение к другому: 1) существительное (бродяга ветер; дева роза); 2) прилагательное (серебряная береза, роковые часы); 3) наречие и деепричастие (жадно смотрит; несутся сверкая), но чаще всего эпитеты выражаются с помощью прилагательных, употребленных в переносном значении.
Эпитеты являются одним из самых распространенных и любимых авторами тропов, с помощью которого они конкретизируют явления или их свойства.
Для устного народного творчества характерны так называемые постоянные эпитеты. Трудно не согласиться, что лучшим определением моря, сразу вызывающим в воображении его вид, является эпитет синее, что нельзя лучше передать необъятный простор степи, чем эпитетом раздолъице чисто по ле. Девица в русских сказках характеризуется эпитетом красная, а молодец — добрый. В былинах имя врага неразрывно, навсегда связано с эпитетами собака, вор.
Мать сыра земля — так ласково называют родину герои былин и сказок.
Интересно, что в сказках, песнях, былинах солнце называется красным, даже если упоминается осенний пасмурный день: Померкло солнце красное, море — всегда синее, даже если изображается буря: Почернело синее море; Вот идет он к синему морю, видит, на море черная буря.
В этом особенность употребления постоянных эпитетов как средства стилизации.
Одним из тропов художественной речи является метафора — слово или выражение, употребленное в переносном значении на основе сходства. Еще Аристотель заметил, что «слагать хорошие метафоры — значит подмечать сходство...». В основе всякой метафоры лежит неназванное сравнение одних предметов с другими, имеющими общий признак, но которые в нашем представлении связываются с совершенно иным кругом явлений. В метафоре (в отличие от сравнения) не называется тот предмет, который образно характеризуется с помощью тропа. Например, А. Пушкин свою юность называет весной: Смирились вы, моей весны высокопарные мечтанья, используя переносное значение этого слова (пора расцвета, молодости). Нередко он метафорически называет конец жизни закатом, используя переносное значение этого слова (конец, исход): Тогда роман на старый лад займет веселый мой закат; И, может быть, на мой закат печальной блеснет любовь улыбкою прощальной. На сходстве во временной последовательности явлений построено его стихотворение «Телега жизни»:
Хоть тяжело подчас в ней бремя, Телега на ходу легка; Ямщик лихой, седое время, Везет, не слезет с облучка.
С утра садимся мы в телегу; Мы рады голову сломать И, презирая лень и негу, Кричим: пошел!...
Но в полдень нет уж той отваги; Порастрясло нас; нам страшней И косогоры и овраги; Кричим: полегче, дуралей!
Катит по-прежнему телега; Под вечер мы привыкли к ней И дремля едем до ночлега, А время гонит лошадей. Широко развернутые метафоры можно встретить и в прозаическом тексте. Например: Я начал писать книгу по плану, но, сколько я ни бился, книга просто рассыпалась у меня под руками. Мне никак не удавалось спаять материал, сцементировать его, дать ему естественное течение.
Материал расползался. Интересные куски провисали, не поддержанные соседними интересными кусками. Они одиноко торчали, не связанные с тем единственным, что могло бы вдохнуть жизнь в эти архивные факты, — с живописной подробностью, воздухом времени, близкой мне человеческой судьбой. (К. Паустовский)
В метафоре писатель или поэт создает образ — художественное представление о предметах, явлениях, которые он описывает, а читатель улавливает, понимает, на каком именно сходстве основана смысловая связь между переносным и прямым значением слова.
Одним из поэтических тропов является сравнение, т. е. сближение двух явлений, чтобы пояснить одно через другое. В любом сравнении можно выделить предмет сравнения, образ сравнения и признак сходства. Например, в стихотворении Н. Рубцова «Оттепель» предмет сравнения — дома на темной улице, образ сравнения — декорации, признак сходства — неясность очертаний, необычное освещение, создающее иллюзорность картины:
Нахмуренное, с прозеленью, небо,
Во мгле, как декорации, дома.
Асфальт и воздух
Пахнут мокрым снегом,
И веет мокрым холодом зима.
На этих трех элементах построено сравнение: Во мгле, как декорации, дома.
Сравнение служит для образного описания самых различных признаков предметов, качеств, действий. Например, сравнение помогает дать точное описание цвета: Густое, как синька, море. (К. Паустовский) Как пена, грудь ее бела... как тучи, локоны чернеют... ее уста, как роза, рдеют. (А. Пушкин) Сопоставляемые предметы могут сближаться на основании сходства функций: Ярким солнцем в саду пламенеет костер, и, сжимаясь, трещит можжевельник; точно пьяных гигантов столпившийся хор, раскрасневшись, шатается ельник. (А. Фет)
Сравнения бывают различными по структуре. Чаще всего они выступают в форме сравнительного оборота, присоединяемого с помощью союзов как, точно, словно, как будто, что и др.:
Морозец звонок, как подкова. Перефразируя Глазкова, Трамваи, как официантки,
Когда их ждешь, то не идут.
(Ц. Самойлов}
Небо, влажное от умиленья, Как художник, на город глядит.
(И. Уткин)
Эти же союзы могут присоединять и придаточные сравнительные предложения: Закружилась листва золотая в розоватой воде на пруду, словно бабочек легкая стая с замираньем летит на звезду. (С. Есенин)
Часто встречается форма сравнения, выраженного существительным в творительном падеже: Буквы муравьями тлеют на листах. (Э. Багрицкий)
Бывают сравнения, которые передаются формой сравнительной степени наречия или прилагательного: Из мрака куст ползет, мохнатей медвежонка. (В. Луговской) Земля пушистее ковра под ним лежала. (Н. Тихонов)
Есть сравнения, которые включаются в предложение с помощью слов похож, подобен, напоминает: Там океан горит огнем, как ад, а медузы похожи на кружевные юбочки балерины. (К. Паустовский) Особой формой образного сравнения являются отрицательные сравнения, в которых один предмет противопоставляется другому:
Не ветер бушует над бором, Не с гор побежали ручьи, Мороз-воевода дозором Обходит владенья свои.
(Н. Некрасов)
Такого рода сравнения особенно характерны для произведений устного народного творчества:
То не ветер ветку клонит, Не дубравушка шумит, То мое сердечко стонет, Как осенний лист, дрожит.
(Народная песня)
Иногда для сравнения автор использует сразу два образа, предоставляя читателю право выбрать наиболее точный: Как в пулю сажают вторую пулю или бьют пари по свечке, так этот раскат берегов и улиц Петром разряжен без осечки. (Б. Пастернак)
В стихотворении М. Лермонтова «Дума» есть случаи, когда одно сравнение усиливает другое:
Богаты мы, едва из колыбели,
Ошибками отцов и поздним их умом,
И жизнь уж нас томит, как ровный путь без цели,
Как пир на празднике чужом.
С помощью сравнений авторы создают целые художественные картины, дают описания предметов. Например, стихотворение Н. Заболоцкого «Голос в телефоне»:
Раньше был он звонкий, точно птица, Как родник, струился и звенел, Точно весь в сиянии излиться По стальному проводу хотел. А потом, как дальнее рыданье, Как прощанье с радостью души, Стал звучать он полный покаянья И пропал в неведомой глуши.
Сгинул он в каком-то диком поле, Беспощадной вьюгой занесен... И кричит душа моя от боли, И молчит мой черный телефон.
Как и всякие другие тропы, сравнения могут быть общеязыковыми и индивидуально-авторскими: голубой как небо, зеленый как трава, быстрый как ветер, лысый как колено. Общеязыковых сравнений много в устойчивых словосочетаниях: крутится как белка в колесе, пристал как банный лист, глуп как пробка.
Художественные сравнения у большинства авторов новы, неожиданны, необычны. Особенно это проявляется при сопоставлении описаний одних и тех же предметов у разных поэтов; скажем, облачного неба:
Ненастный день потух; ненастной ночи мгла По небу стелется одеждою свинцовой.
(А. Пушкин)
Не греет землю солнышко, И облака дождливые, Как дойные коровушки, Идут по небесам.
(Я. Некрасов)
И сбежались с уральской кручи Горностаевым мехом тучи.
(Я. Асеев)
Туч вечерних червонный ковер Самоцветными несся шелками.
(В. Луговской)
Надо мной
Между березой и сосной
В своей печали бесконечной
Плывут, как мысли, облака...
(Я Рубцов)
В таких сравнениях наиболее ярко отражается присущее только автору индивидуальное восприятие действительности.
 

    Лексика русского языка постоянно изменяется, беспрерывно обогащается, обновляется. Одни слова живут на протяжении веков, другие — отмирают, не успев родиться, иногда приобретают другие значения. Словарный состав языка условно делят на активный и пассивный. В активный словарь входят слова часто употребляемые, хорошо известные носителям языка. Пассивный словарь состоит из слов либо устарелых, либо, наоборот, только что появившихся и поэтому не вошедших в активный словарь, не ставших общеупотребительными. Среди устаревших слов различают историзмы и архаизмы.
Многие слова исчезают из языка потому, что перестает существовать то, что обозначалось этим словом. Например, нет слов кивер (военный высокий головной убор из толстой кожи), конка (вид городского транспорта), гридь (воин-телохранитель князя в Древней Руси). Эти слова — историзмы. Они и им подобные перестали употребляться в активном запасе, поскольку исчезли те реалии, которые они обозначали. Они употребляются лишь в научной, специальной или художественной литературе в качестве средства образного воссоздания исторической эпохи, объективного ее отражения.
Некоторые слова исчезли потому, что не выдержали конкуренции с другими, более употребительными: выя — шея, десница — правая рука, тать — вор, ланиты — щеки. Это архаизмы. Архаизмы придают речи торжественность, приподнятость, поэтому часто используются в художественной литературе. Например, стихотворение А. Пушкина «Пророк» насыщено архаизмами:
Духовной жаждою томим,
В пустыне мрачной я влачился, —
И шестикрылый серафим
На перепутье мне явился.
Перстами легкими, как сон,
Моих зениц коснулся он...
Иногда устаревает не все слово, а только одно его значение. Например, слово пошлый утратило значение обычный, неоригинальный, избитый, и поэтому современный читатель может неправильно понять Пушкина, читая «Евгения Онегина»:
Онегин с Ольгою пошел; Ведет ее, скользя небрежно, И, наклонясь, ей шепчет нежно Какой-то пошлый мадригал.
Архаизмы могут отличаться от современных слов не целиком, а лишь некоторыми звуками: огнь — огонь, пиит — поэт, вран — ворон. Иногда они отличаются ударением: символ (вместо современного символ), призрак (см. у М. Лермонтова: Его насмеш ливый призрак и днем и ночью дух тревожит). У некоторых архаизмов устарела морфемная структура: сейчас не говорят свирепство (свирепость) или нервический (нервный).
Таким образом, причины появления историзмов в изменении быта, обычаев, в развитии науки, техники, культуры. На смену одним вещам приходят другие, а вместе с ними и слова. Например, исчезли такие виды одежды, как кафтан, армяк, камзол, вышли из употребления и их названия.
Причины появления архаизмов в другом — в развитии языка, в обновлении его словаря: на смену одним словам приходят другие.

 

 

    Лексика русского языка, как и любого другого, постоянно пополняется, обогащается, обновляется. Слова исчезают, выходят из употребления, другие, наоборот, появляются, начинают активно использоваться носителями языка.
Лексический запас языка может обогащаться разными путями. Например, в определенные периоды развития государства в его языке появляется значительное количество заимствованной лексики, что наблюдается, например, в настоящий период в русском языке. Однако основным источником пополнения словарного запаса является не заимствование, а образование новых лексических единиц на базе родного языка путем использования разных способов словообразования.
Слова и словосочетания, созданные для обозначения новых явлений действительности, новых предметов или понятий, называются неологизмами (от греч. neos — новый и logos — слово).
Неологизмы — это новые слова общенародного языка. Значительные события общественной жизни, научно-технические открытия способствуют порождению целых серий неологизмов. Так, в 60-е гг. в связи с развитием космонавтики появилось много новых слов, связанных с космосом: космонавт, космодром, ракетодром, луноход и др. Конечно, в настоящее время их уже нельзя считать неологизмами, поскольку они давно вошли в язык, широко в нем употребляются.
Примеры неологизмов нашего времени: спонсор, сериал, плейер, ликомбез (ликвидация компьютерной безграмотности), программист, кварки (элементарные частицы), хромодинамика (раздел физики).
Бывает, что неологизмы создает конкретный человек, который испытывает необходимость назвать новую реалию. Так, в свое время Н. М. Карамзин создал слово промышленность, которое стало настолько общеупотребительным, что авторским неологизмом признано быть не может. Писатель Д. Данин назвал кентавристикой новую науку, предмет которой — совместимость несовместимого, сочетаемость несочетаемого.
Довольно много авторских неологизмов создают поэты. Их новообразования отличаются необычностью, свежестью, они не устаревают, даже если созданы очень давно. Эти слова не входят в общелитературный язык.
Примеры авторских неологизмов: Красный цвет зареет издали. (А. Блок) Синеет небо, далеет Нарва. (И. Северянин) Глаза ее звездились. (К. Федин) Доктор посмотрел младенца, а потом и говорит: «Инфлюэнца, симуленца, притворенца, лоды-рит». (С. Маршак) это слово обозначало свободное единение людей на основе любви к Богу.
Неологизмы возникают подчас на базе словосочетания по закону речевой экономии. Например, услышав слово физики, можно подумать, что речь идет об ученых, однако этим словом сейчас часто называют членов управления физической защиты московской налоговой полиции (слово возникло на базе словосочетания).
 

 

    В словарном составе русского языка можно выделить два основных пласта слов в зависимости от их происхождения: исконно русскую лексику и лексику заимствованную.
Под исконно русской лексикой понимаются те слова, которые образовались непосредственно в русском языке в разные периоды его развития. Есть несколько групп исконно русских слов.
1. Общеславянские слова, которые вошли в русский язык из славянского языка-основы. Это, например, названия лиц по родству (брат, сестра, мать, отец)] названия некоторых орудий труда (соха, плуг); наименования лиц по роду их занятий (ткач, жнец); названия жилища (дом, двор); названия продуктов питания, пищи (молоко, каша, пирог, мед, квас); названия деревьев (липа, дуб, сосна, береза).
2. Восточнославянские (или древнерусские) слова, которые возникли в русском языке примерно в XI—XIV вв. Таких слов очень много, они общие для русского, украинского и белорусского языков, составлявших единый восточнославянский язык. Например: дядя, племянник, коромысло, скатерть, кочерга, лодка, овраг, крыша, кружево, мешок, зодчий и др.
3. Собственно русские слова, появившиеся начиная с XIV в. после разделения восточнославянского языка на украинский, белорусский и русский. Сюда относятся все слова, кроме заимствованных.
Помимо исконной лексики в словарном составе русского языка есть и заимствованные слова, составляющие не более десяти процентов от общего количества слов. Заимствование происходит в результате экономических, политических, культурных контактов с другими народами.
Особую группу заимствованных слов составляют старославянизмы. Так принято называть слова, пришедшие из старославянского языка, древнейшего языка славян. В IX в. этот язык был письменным языком в Болгарии, Македонии, Сербии, а после принятия христианства стал распространяться и на Руси в качестве письменного, книжного языка.
Старославянизмы обладают отличительными чертами. Вот некоторые из них:
1. Неполногласие, т. е. сочетания ра, ла, ре, ле на месте русских оро, оло, ере, еле (враг — ворог, сладкий — солод, млечный — молочный, брег — берег).
2. Сочетания ра, ла в начале слова на месте русских ро, ло (работа — хлебороб, ладья — лодка).
3. Сочетание жд на месте ж (чуждый — чужой, одежда — одёжа, вождение — вожу).
4. Щ на месте русского ч (освещение — свеча, мощь — мочь, горящий — горячий).
5. Начальные а, е, ю вместо русских л, о, у (агнец — ягненок, един — один, юноша — уноша).
6. В русском языке есть достаточно много морфем старославянского происхождения:— суффиксы ени-, енств-, знъ-, телъ-, ын- (единение, блаженство, жизнь, хранитель, гордыня);
— суффиксы прилагательных и причастий: ейш-, айш-, ащ-, ущ-, ом-, им-, енн- (добрейший, горчай ший, горящий, бегущий, ведомый, хранимый, благословенный);
— приставки: воз-, из-, низ-, чрез-, пре-, пред-(воздать, извергнуть, низвергнуть, чрезмерно, презирать, предпочитать);
— первая часть сложных слов: благо, бого, зло, грехо, велико (благодаяние, богобоязненный, злословие, грехопадение, великодушие).
Многие из старославянских слов утратили оттенок книжности и воспринимаются нами как обычные слова повседневной речи: овощи, время, сладкий, страна. Другие по-прежнему сохраняют стилистический оттенок «высокости» и употребляются для придания особой выразительности речи (например, стихотворения А. Пушкина «Анчар» или «Пророк», стихотворение М. Лермонтова «Нищий» и др.).
Помимо старославянизмов в русский язык вошли также слова из других языков.
Из греческого еще в древние времена пришли многие названия из области религии (лампада, ангел, демон, клирос и т. п.), научные термины (география, математика, философия), названия из области науки и искусства (анапест, комедия, хорей).
Из латинского в русском языке много научных и общественно-политических терминов: революция, конституция, эволюция, вертикаль, диктатура, пленум, манифест, президент.
Из тюркских языков особенно много слов пришло во время татаро-монгольского ига: кафтан, тулуп, сарафан, деньги, арбуз, базар.
Из скандинавских заимствований немного, и относятся они к древнему периоду: якорь, сельдь, пуд, Олег, Игорь, Рюрик. Заимствования из западноевропейских языков значительны и объясняются многочисленными контактами с этими народами.
Из немецкого и голландского языков много слов пришло в эпоху Петра I в связи с его реформами (нем.: гауптвахта, лагерь, фрахт, вексель, галстук; из голл.: гавань, лоцман, флаг, флот, дюйм, рейд, зонтик).
Из английского заимствования активно проникают в наш язык в настоящее время: брифинг, шоп, клиринг, ваучер.
Из французского много бытовых названий, из области искусства: браслет, медальон, пальто, сюртук, режиссер, афиша, дирижер).
Из итальянского пришла музыкальная терминология: ария, соната, карнавал, либретто, тенор.
Из испанского заимствования немногочисленны: гитара, серенада, мантилья, карамель и др.
В связи с развитием контактов появляются заимствования и из других языков: японского (караоке, кимоно), индийского (сари) и др.
Иногда заимствуется не целое слово, а лишь его часть, морфема:
— приставки (аполитичный, алогичный, архиплут, архиважно);
— суффиксы (очеркист, ухажер);
— корни (авто-, нео-, био-, гидро- и др.). Многие заимствованные слова имеют синонимы
в русском языке (абсурд — нелепость, дефект — недостаток, ликвидация — устранение). Заимствованные слова обогащают нашу речь, делают ее более точной, подчас экономной. Например, вместо русского словосочетания меткий стрелок иногда лучше употребить снайпер, а слово мотель укажет точно, что это не просто гостиница, а предназначенная для автотуристов. И все же следует избегать чрезмерно неоправданного употребления заимствованной лексики. Прав был В. Белинский, заметивший, что «охота пестрить речь иностранными словами без нужды, без достаточного основания, противна здравому смыслу и здравому вкусу».
 

    В языке каждого народа есть устойчивые образные обороты, которые воспроизводятся в речи подобно слову, а не строятся, подобно словосочетаниям и предложениям. Такие обороты называются фразеологизмами. Другое важное свойство фразеологизмов: смысл целого фразеологизма не складывается из смыслов входящих в него слов, например выражение собаку съел, обозначающее быть мастером в каком-нибудь деле», совершенно не связано со значением входящих в него слов.
Фразеологизмы различаются по степени спаянности компонентов. Если она максимальна, то это фразеологические сращения, например попасть впросак, бить баклуши, ничтоже сумняшеся. Если связь между компонентами меньшая, — это фразеологические единства (тянуть лямку, намылить шею). Во фразеологических сочетаниях один член фразеологизма имеет так называемое ограниченное, связанное употребление, а второй — свободное: щекотливый вопрос, чревато последствиями, кро мешная тьма.
Источники фразеологизмов русского языка разнообразны.
Основная часть фразеологизмов русского языка исконно русского происхождения, источником их является, например, профессиональная речь (точитъ лясы, бить баклуши, без сучка и задоринки, снять стружку, сесть на мель, играть первую скрипку). Некоторые попали в литературный язык из жаргона (втирать очки, карта бита, идти ва-банк — у картежников) и разговорной речи. Некоторые фразеологизмы пришли из диалектов и связаны с трудом крестьянства (поворачивать оглобли, из кулька в рогожку, на воде вилами напи сано). Многие фразеологизмы имеют своим источником богослужебные книги (святая святых, исчадие ада, по образу и подобию, глас вопиющего в пустыне, земля обетованная).
Немало фразеологизмов пришло из античной мифологической литературы (авгиевы конюшни, ахиллесова пята, дамоклов меч, прометеев огонь, танталовы муки).
Иногда заимствованные фразеологизмы употребляются без перевода: alma mater (лат. мать-кормилица); tabula rasa (лат. чистая доска; нечто нетронутое, абсолютно чистое).
Источником исконной фразеологии становятся обороты из произведений писателей: счастливые часов не наблюдают (А. Грибоедов); дела давно минувших дней (А. Пушкин); а ларчик просто открывался (И. Крылов); рыцарь на час (Н. Некрасов); жи вой труп (Л. Толстой); человек в футляре (А. Чехов); Человек — это звучит гордо! (М. Горький)
Такие устойчивые выражения из художественной литературы и публицистики обычно называют крылатыми выражениями.
Фразеологизмы — это почти всегда яркие, образные выражения. Поэтому они — важное экспрессивное средство языка, используемое писателями как готовые образные определения, сравнения, как эмоционально-изобразительные характеристики героев, окружающей действительности и т. п.
Например, К. Паустовский в романе «Дым отечества», характеризуя действие одного из героев, вместо слов не задумываясь, бездумно употребляет фразеологизм очертя голову: Ее привлекала в нем ребячливость, склонность увлекаться очертя голову, рыцарство, ироническое отношение к само му себе.
На использовании фразеологических оборотов построено стихотворение А. Ситковского «Все лучшее, что есть на свете»:
Все лучшее, что есть в природе, И всюду, где мы ни найдем, Как в русском повелось народе, Мы красным искони зовем
Есть в каждом доме красный угол,
Почетный, праздничный, для тех, Кто честь имеет быть нам другом, С кем делим горе и успех!
И девушку, какой не встретишь, Хоть обойди весь мир кругом, Из тех, что лучше есть на свете, Мы красной девицей зовем
И площадь Красная издревле Прославлена, вознесена!.. Есть даже красные деревья, А на миру и смерть красна.
Или у Н. Гоголя в «Мертвых душах»: Я полагаю со своей стороны, положа руку на сердце: по восъ ми гривен на душу, это самая красная цена И. Ильф и Е. Петров в романе «Двенадцать стульев» дают целый синонимический ряд фразеологизмов со значениями «умереть»:
— Умерла Клавдия Ивановна, — сообщил заказчик.
— Ну, царствие небесное, — согласился Безенчук. — Преставилась, значит, старушка... Старушки, они всегда преставляются.. Или богу душу отдают, — это смотря какая старушка. Ваша, например, маленькая и в теле, — значит, преставилась. А например, которая покрупнее да похудев — та, считается, богу душу отдает...
— То есть как это считается? У кого это считается?
— У нас и считается. У мастеров. Вот вы, например, мужчина видный, возвышенного роста, хотя и худой. Вы, считается, ежели, не дай бог, помрете, что в ящик сыграли. А который человек торговый, бывшей купеческой гильдии, тот, значит, приказал долго жить. А если кто чином поменьше, дворник, например, или кто из крестьян, про того говорят: перекинулся или ноги протянул Но самые могучие когда помирают, железнодорожные кондукторы или из начальства кто, то считается, что дуба дают. Так про них и говорят: «А наш-то, слышали, дуба дал».
Потрясенный этой странной классификацией человеческих смертей, Ипполит Матвеевич спросил:
— Ну, а когда ты помрешь, как про тебя мастера скажут?
— Я — человек маленький. Скажут: «Гигнулся Безен-чук». А больше ничего не скажут.
Иногда писатели используют фразеологизмы в измененном, переоформленном виде. В этих случаях фразеологизм получает новые эстетические качества. Например, М. Салтыков-Щедрин употребляет фразеологизм совать свой нос куда-либо, расширяя его: Цензура привыкла совать свой смрадный нос в самое святилище мысли писателя.
Пример обыгрывания прямого значения слов и фразеологической единицы, состоящей из этих слов, находим в стихотворении В. Орлова:
НИ ПУХА НИ ПЕРА
Рано утром
Мама-квочка
В класс отправила
Сыночка.
Говорила:
Не дерись,
Не дразнись,
Не петушись.
Поспеши —
Уже пора!
Ну, ни пуха ни пера! (фр ед )
Через час
Еле живой
Петушок
Идет домой.
Ковыляет еле-еле
Он со школьного двора,
А на нем и в самом деле
Нет
Ни пуха, ни пера.

 

 

    Лексика, несомненно, занимает центральное место в системе образных средств языка.
Слово, как известно, является основной единицей языка, самым заметным элементом его художественных средств. И выразительность речи связана прежде всего со словом. Многие слова обладают способностью употребляться в нескольких значениях. Это их свойство называется многозначностью, или полисемией. Писатели находят в многозначности источник яркой эмоциональности, живости речи. Например, в тексте может быть повторено многозначное слово, которое, однако, выступает в разных значениях: Поэт издалека заводит речь, поэта далеко заводит речь. (М. Цветаева)
Сколько надо отваги, чтоб играть на века, Как играют овраги, как играет река, Как играют алмазы, как играет вино, Как играть без отказа иногда суждено.
(Б. Пастернак)
Образность речи создается благодаря употреблению слов в переносном значении. Слова и выражения, употребленные в переносном значении и создающие образные представления о предметах и явлениях, называются тропами. Выделяются такие тропы: метафора — слово или выражение, употребленное в переносном значении, основанном на сходстве, например:
Вокруг белеющих прудов Кусты в пушистых полушубках, И проволока проводов Таится в белоснежных трубках.
(С. Маршак)
Поэт сравнивает снег, засыпавший голые кусты, с пушистым полушубком: он тоже белый, мягкий и греет.
Ель рукавом мне тропинку завесила. Слово рукавом создает яркий художественный образ. Читателю представляется густая раскидистая ель, которая завешивает проход на тропинке своей ветвью, словно длинным свисающим рукавом.
Еще одна разновидность тропов — метонимия. Это слово, употребленное в переносном значении, основанном на смежности. Когда М. Исаковский пишет: Только слышно, на улице где то одинокая бродит гармонь, то каждому ясно, что это ходит человек с гармонью. К метонимии обращался А. Пушкин, рисуя «волшебный край» (театр): Театр уж полон; ложи блещут; партер и кресла — все кипит...
Эпитет — это художественное определение: Ког да бы ты знала, каким сиротливым томительно-сладким, безумно-счастливым я горем в душе опьянен.., (А. Фет)
Сравнение — это сопоставление двух явлений, чтобы пояснить одно через другое:
Немного лет тому назад, Там, где, сливался, шумят, Обнявшись, будто две сестры, Струи Арагвы и Куры, Был монастырь.
(М. Лермонтов) Олицетворение — перенесение свойств живых существ на неодушевленные предметы:
Заводь спит. Молчит вода зеркальная. Только там, где дремлют камыши, Чья-то песня слышится печальная, Как последний вздох души.
(К. Бальмонт)
С многозначностью не следует смешивать омонимы, т. е. совпадающие в звучании и написании, но совершенно различные по значению слова: ключ — «родник» и ключ — «отмычка».
Разные типы омонимов (омофоны, омографы, омоформы) также являются источником выразительности речи:
Вы, щенки! За мной ступайте! Будет вам по калачу! Да смотрите ж, не болтайте, А не то поколочу!
(А Пушкин)
Писатели нередко сталкивают в одном контексте разные значения многозначных слов и омонимов, добиваясь комического эффекта: Женщины подоб ны диссертациям: они нуждаются в защите. (Э. Кроткий)
Омонимичные рифмы — яркое средство звуковой игры. Им блестяще владел И. Бродский:
Мерцала на склоне банка Возле кустов кирпича. Над розовым шпилем банка Ворона вилась, крича.
(Холмы, 1962)
Выразительность речи усиливает употребление синонимов — слов, обозначающих одно и то же понятие, но различающихся дополнительными смысловыми оттенками или стилистической окраской.
О красоте и выразительности речи носителя языка можно судить по тому, как он использует синонимы. Не владея синонимическим богатством родного языка, нельзя сделать свою речь яркой, выразительной. Бедность словаря часто приводит к повторению одних и тех же слов, тавтологии, к употреблению слов без учета оттенков их значения. К. Чуковский, рассуждая о переводах, задавал вопросы и сам отвечал на них: «Почему всегда пишут о человеке — худой, а не сухопарый, не худощавый, не тщедушный, не тощий? Почему не стужа, а холод? Не лачуга, не хибарка, а хижина? Не каверза, не подвох, а интрига? Многие... думают, что девушки бывают только красивые. Между тем они бывают миловидные, хорошенькие, пригожие, недурные собой — и мало ли какие еще».
Синонимы позволяют разнообразить речь, избежать употребления одних и тех же слов. И писатели умело ими пользуются, не механически замещая повторяющееся слово, а учитывая смысловые и экспрессивные оттенки используемых слов. Вот, например, как делает это Н. Гоголь, описывая Чичикова:
О чем бы разговор ни был, он всегда умел поддержать его: шла ли речь о лошадином заводе, он говорил и о лошадином заводе; говорили ли о хороших собаках, и здесь он сообщал очень дельные замечания; трактовали ли касательно следствия, произведенного казенною палатою, — он показал, что ему не безызвестны и судейские проделки; было ли суждение о бильярдной игре — ив бильярдной игре он не давал промаха; говорили ли о добродетели, и о добродетели он рассуждал очень хорошо, даже со слезами на глазах; об выделке горячего вина — ив горячем вине он знал прок; о таможенных надсмотрщиках и чиновниках — и о них он судил так, как будто бы сам был и чиновником и надсмотрщиком.
Иногда писатели используют несколько синонимов подряд, как бы нанизывая их, чем достигается усиление признака, действия, например:
И понял я, что клятвы не нарушу, А захочу нарушить — не смогу, Что я вовеки не сбрешу, не струшу, Не сдрейфлю, не совру и не солгу.
(Б Слуцкий)
у Ф. Достоевского: Кричали, что это греш но, даже подло, что старик не в своем уме, что старика обманули, надули, облапошили.
С помощью синонимов автор уточняет название понятия: Душу мою постепенно наполнил неизъяс нимый страх... Этот страх обратился в ужас, когда я стал замечать, что я заблудился, сбился с пути. (А. ч^хов) Милостивый государь, — начал он почти с торжественностью, — бедность не порок, это истина... Но нищета — порок-с. В бедности вы еще сохраняете благородство врожденных чувств, в нищете же никогда и никто. (Ф. Достоевский)
Уста и губы — суть их не одна, И очи — вовсе не гляделки!
Одним доступна глубина, Другим — глубокие тарелки!
Сталкивая в одном контексте синонимы, поэт А. Марков дает образную характеристику их стилистическому различию.
Особое место в системе выразительных лексических средств занимают антонимы.
Антонимы — это разные слова, относящиеся к одной части речи, но имеющие противоположные значения: друг — враг, тяжелый — легкий, груст но — весело, любить — ненавидеть. Антонимы бывают не у всех слов. Если слово многозначно, то для каждого значения может быть свой антоним: худое ведро — целое ведро, худой поступок — хороший поступок. Противопоставление антонимов в речи является ярким источником речевой экспрессии, усиливающей эмоциональность речи: Дома новы, а предрассудки стары. (А. Грибоедов) Мне грустно потому, что весело тебе. (М. Лермонтов) Как мало пройдено дорог, как много сделано ошибок. (С. Есенин) То сердце не научится любить, которое уста ло ненавидеть. (Н. Некрасов)
Антонимы постоянно используются в антитезе — стилистическом приеме, который состоит в резком противопоставлении понятий, положений, состояний.
И Смерть и Жизнь — родные бездны: Они подобны и равны, Друг другу чужды и любезны, Одна в другой отражены.
Одна другую углубляет,
Как зеркало, а человек
Их съединяет, разделяет
Своею волею навек.
(Д. Мережковский)
Вот, например, как использует антонимию слов добро и зло В. Берестов в стихотворении с таким названием.
ДОБРО И ЗЛО
Зло без добра не сделает и шага
Хотя бы потому,
Что вечно выдавать себя за благо
Приходится ему.
Добру, пожалуй, больше повезло —
Не нужно выдавать себя за зло!
См. также стихотворения М. Лермонтова «Парус» и А. Пушкина «Ты и я»: Ты богат — я очень беден; ты прозаик — я поэт... или у М. Цветаевой: Не люби, богатый, бедную, не люби, ученый, глу пую. Явление антонимии используется для создания нового понятия путем соединения контрастных по значению слов: «Живой труп», «Оптимистическая трагедия», «Плохой хороший человек». Этот стилистический прием называется оксюморон. Его очень любят использовать публицисты в заглавиях статей, очерков: «Дорогая дешевизна», «Большие беды малого флота».
Мощным эмоциональным воздействием на читателя обладает лексический повтор, когда путем повторения слова выделяется ключевое понятие в тексте.
Например, в отрывке из романа Л. Толстого «Анна Каренина»:
Она была прелестна в своем простом черном платье, прелестны были ее полные руки с браслетами, прелестна твердая шея с ниткой жемчуга, прелестны вьющиеся волосы расстроившейся прически, прелестны грациозные легкие движения маленьких ног и рук, прелестно это красивое лицо в своем оживлении — но было что-то ужасное и жестокое в ее прелести.
В поэтических произведениях как средство выразительности используются такие виды лексического повтора, как анафора и эпифора.
Анафора — это повторение отдельных слов или оборотов в начале отрывков, из которых состоит высказывание.
Ею нередко пользуются поэты:
Клянусь я первым днем творенья, Клянусь его последним днем. Клянусь позором преступленья И вечной правды торжеством.
(М Лермонтов)
Это утро, радость эта, Эта мощь и дня и света,
Этот синий свод, Этот крик и вереницы, Эти стаи, эти птицы,
Этот говор вод,
Эти ивы и березы,
Эти капли — эти слезы,
Этот пух — не лист, Эти горы, эти долы, Эти мошки, эти пчелы,
Этот зык и свист,
Эти зори без затменья, Этот вздох ночной селенья,
Эта ночь без сна, Эта мгла и жар постели, Эта дробь и эти трели,
Это все — весна.
(А Фет)
Пример анафоры в поэзии В. Берестова:
Любили тебя без особых причин
3а то, что ты — внук,
За то, что ты — сын,
За то, что малыш,
За то, что растешь,
За то, что на папу и маму похож.
И эта любовь до конца твоих дней Останется тайной опорой твоей.
Эпифора — повторение слов или словосочетаний в конце строк.
Милый друг, и в этом тихом доме Лихорадка бьет меня. Не найти мне места в тихом доме Возле мирного огня!
(А Блок)
 

 

    Слова в русском языке распределяются по классам, которые называются частями речи.
Современная научная классификация частей речи основывается на учете следующих признаков:
1) общее грамматическое значение (предмета, действия, признака предмета, признака действия, количества);
2) общая система изменения (существительные склоняются, прилагательные склоняются, глаголы спрягаются и т. д.);
3) общая синтаксическая функция.
По этим признакам выделяют такие части речи:
1. Имя существительное обозначает предмет в широком смысле; имеет род, изменяется по числам и падежам; в предложении обычно бывает подлежащим или дополнением.
2. Имя прилагательное обозначает признаки предмета; изменяется по родам, числам и падежам, согласуясь с существительным; в предложении выполняет функцию определения или именной части составного сказуемого.
3. Имя числительное обозначает количество; изменяется по падежам; может быть подлежащим, сказуемым, дополнением, определением.
4. Местоимение как часть речи выделяется в школьной традиции на основе присущей ему указательной функции. Местоимения — это слова, которые ничего не называют, но указывать могут и на предметы (ты, никто, некто, он), и на признаки (какой-то, некоторый, тот), и на количество (сколько, несколько).
5. Глагол обозначает действие или состояние; спрягается (изменяется по лицам и числам); чаще всего в предложении является сказуемым.
6. Наречие обозначает признак действия или признака, т. е. прилагательного; не изменяется; является обстоятельством, реже — определением.
Это самостоятельные, или знаменательные, части речи. В предложении они являются его членами.
Выделяют также служебные части речи, которые не способны самостоятельно быть членами предложения:
1. Предлог служит для связи слов в словосочетаниях и предложениях (в, из-за, через, в течение, вследствие).
2. Союз служит для связи однородных членов предложения и предложений (а, но, ибо, как будто
и др.).
3. Частица вносит дополнительное значение в предложение (отрицание, сомнение, вопрос, усиление и т. д.: не знал об этом; Неужели ты не знал об этом?; Даже он не знал об этом; Знал ли он об этом?).
Выделяется также группа звукоподражательных слов и междометий, которые не являются членами предложения, ничего не называют, но выражают чувства и побуждения. В речи они выступают как нечленимые предложения: Ах1 Да1 Ну1 Ура Мяу мяу, кис кис.
 

 

    Русский язык располагает огромным запасом синтаксических синонимов, т. е. параллельных оборотов речи, которые различаются тонкими оттенками в значениях и могут в некоторых случаях заменять один другой: Она грустила. — Ей было груст но. — Она чувствовала грусть. — Грустно ей было!
Иванов, приняв решение, приступил к делу. — Иванов, после того как принял решение, присту пил к делу. — После принятия решения Иванов
приступил к делу. — Иванов, принявший решение, приступил к делу.
В следующих примерах синонимия синтаксических конструкций представлена выражением сравнения в русском языке:
Взлетел как сокол; взлетел подобно соколу; взлетел соколом; взлетел по-соколиному; взлетел будто сокол.
Синонимичны могут быть односоставные и двусоставные предложения.
Синонимичными бывают двусоставные простые предложения с разными типами сказуемых: Он был болен (составное именное сказуемое). — Он болел (простое глагольное). — Он стал болеть (составное глагольное сказуемое). Он рад. — Он радуется. Он стал седым. — Он совсем поседел.
К синтаксическим синонимам относятся также действительный и страдательный обороты: Ученик прочитал книгу. — Книга прочитана учеником; Завод перевыполнил план. — План перевыполнен заводом. Различие между этими предложениями в том, что в действительном обороте на первый план выставляется субъект действия (ученик, завод), а в страдательном основным в сообщении становится объект. Ср. также Директор вызвал мастера и Мастер вызван директором. В первом предложении сообщение имеет в виду директора и его деятельность, а во втором основным персонажем выступает мастер.
Синонимичны предложения с обособленными оборотами и сложноподчиненные предложения: Увлеченные игрой, дети не обратили внимание на подошедших. — Гак как дети были увлечены игрой, то они не заметили подошедших; Мальчик, сидевший у окна, встал. — Мальчик, который сидел у окна, встал; Сходя с крыльца, она уронила костыль и беспомощно остановилась на ступенях. — Когда она сходила с крыльца, то уронила костыль и беспомощно остановилась на ступенях; Я отошел в сторону, не зная, что делать. — Я отошел в сторону, потому что не знал, что делать.
Одиночное деепричастие, обозначающее сопутствующее действие, может быть заменено глаголом-сказуемым, но при этом исчезает оттенок второ-степенности, добавочности: Она ласково улыбалась, кивая несколько раз головой. — Она ласково улыбалась и несколько раз кивала головой.
Проявляются синонимичные отношения и в сложносочиненных предложениях, когда части связываются синонимичными соединительными союзами: Лишь где-то колесо гремит, да соловей в саду свис mum (и соловей в саду свистит); Березы распустились, но дубы стояли обнаженными. — Березы распустились, дубы же стояли обнаженными, Солист был плоховат, но хор великолепен. — Солист был плоховат, зато хор был великолепен.
Некоторые смысловые отношения могут выражаться как сложносочиненными, так и сложноподчиненными предложениями. Так возникают синтаксические синонимы, различающиеся стилистическими оттенками или сферой употребления. Сложносочиненные предложения отличаются живостью, легкостью, непосредственностью и поэтому более характерны для разговорной речи: Душно стало в сакле, и я вышел на воздух освежиться. — Так как в сакле стало душно, то я вышел на воздух освежиться.
Существует синонимия бессоюзных сложных предложений и сложносочиненных, и подчиненных предложений: Придет зима — пруд покроется льдом (бессоюзное). — Придет зима, и пруд покроется льдом (сложносочиненное). — Когда придет зима, пруд покроется льдом (сложноподчиненное).
Еще пример: Будет хороший день — поедем за город. — Будет хороший день, и мы поедем за город. Когда будет хороший день, поедем за город.

 

 

    Синтаксис обладает огромными выразительными возможностями. Рассмотрим некоторые из изобразительных средств, используемых в синтаксисе. 1. Синтаксический параллелизм — это одинаковое построение нескольких предложений, когда в одной последовательности расположены члены предложения, одинаково выраженные:
Что ищет он в стране далекой? Что кинул он в краю родном?
(М. Лермонтов)
Никто не должен был знать, куда скрылся гонимый высоким желанием старик, и весь мир узнал, где он. Никто не должен был знать намерений его души, и весь мир был посвящен в его тайный замысел. Никому не должно было быть дела до его самочувствия, и весь мир начал заниматься его температурой, хрипами в груди, пищеварением, пульсом.
(К. Федин о Л. Толстом)
2. Риторический вопрос — это предложение вопросительное по строению, но передающее, подобно повествовательному, сообщение о чем-либо. Сообщение в риторическом вопросе всегда бывает связано с выражением различных эмоционально-экспрессивных значений: Где, когда, какой великий выбирал путь, чтобы протоптанней и легче? (В. Маяковский) Кто только не проклинал станционных смотрителей, кто с ними не бранивался! (А. Пушкин) Эти вопросы ставятся не для того, чтобы получить ответы, а чтобы привлечь внимание к тому или иному предмету, явлению, эмоционально выразить утверждение.
Напряженность и выразительность речи усиливают также риторические восклицания: Эх, тройка! Птица тройка! (Н. Гоголь) Пышный! Нет ему равной реки в мире! (Н. Гоголь)
3. Обращение — яркое выразительное средство в художественной речи. Обращением называется слово или сочетание слов, называющее адресата. Чаще всего в роли обращения выступают имена собственные, реже — клички животных или названия неодушевленных предметов. Обращение не является членом предложения, сохраняя свою обособленность. Оно сопровождается присущей ему звательной интонацией. Если в разговорной речи основная функция обращений — наименование адресата речи, то в поэтической обращения выполняют помимо этого стилистические функции: они часто являются носителями экспрессивно-оценочных значений. Поэтому они часто метафоричны; этим же объясняются особенности их синтаксиса.
Для произведений художественной литературы — особенно поэтических — характерны распространенные обращения, например: Звездочки ясные, звезды высокие! Что вы храните в себе, что скрываете? Звезды, таящие мысли глубокие, силой какою вы душу пленяете? (С. Есенин) В некоторых случаях пространное обращение в поэтической речи становится содержанием предложения: Солдатский сын, что вырос без отца и раньше срока возмужал заметно, ты памятью героя и отца не отлучен от радостей земных. (А. Твардовский)
В поэтической речи обращения могут выстраиваться в однородный ряд: Пойте, люди, города и реки, пойте, горы, степи и моря! (А. Сурков) Услышь меня, хорошая, услышь меня, красивая, заря моя вечерняя, любовь неугасимая. (М. Исаковский) О город! О ветер! О снежные бури! О бездна разорванной в клочья лазури! Я здесь! Я невинен/ Я с вами! Я с вами! (А. Блок)
Обращения к другим лицам создают непринужденность, интимность, лиризм:
Ты жива еще, моя старушка? Жив и я. Привет тебе, привет!
(С. Есенин.)
К числу изобразительных средств синтаксиса относятся также особые построения словосочетаний предложений или группы предложений, как бессоюзие и многосоюзие.
4. Бессоюзие заключается в намеренном пропуске соединительных союзов между членами предложения или между простыми предложениями в составе сложного. Отсутствие союзов придает высказыванию динамичность, стремительность, позволяет одной фразой передать насыщенность картины. Например, А. Пушкин, описывая поездку Лариных «на ярманку невест», рисует калейдоскоп быстро сменяемых картин, впечатлений, набегающих на путешественников:
Мелькают мимо будки, бабы, Мальчишки, лавки, фонари, Дворцы, сады, монастыри, Бухарцы, сани, огороды, Купцы, лачужки, мужики, Бульвары, башни, казаки, Аптеки, магазины моды, Балконы, львы на воротах...
Рисуя картину Полтавского боя, А. Пушкин также использует бессоюзные конструкции, передающие стремительность происходящего:
Швед, русский — колет, рубит, режет, Бой барабанный, клики, скрежет, Гром пушек, топот, ржанье, стон...
Бессоюзное соединение однородных членов создает впечатление незаконченности, неисчерпанности перечисляемого ряда, а подчас подчеркивает логическую неоднородность соединяемых понятий: Повсюду под ленивым ветром вертящиеся крылья мельниц, мызы, хуторки, домики с крутыми черепичными кровлями, с гнездами аистов, ряды невысоких ив вдоль канав. (А. Толстой) Это все перед домом; а посмотрели бы, что у него в саду! Чего там нет! Сливы, вишни, огородина всякая, подсолнечники, огурцы, дыни, стручья, даже гумно и кузница. (Н. Гоголь)
Такие конструкции характерны для спокойной повествовательной речи.
В художественных произведениях авторы нередко используют многосоюзие, заключающееся в намеренном использовании одного и того же союза, чтобы выделить (логически и интонационно) соединяемые ими члены предложения и усилить выразительность речи. Повторяющиеся союзы, во-первых, подчеркивают незаконченность ряда, а во-вторых, выражают значение усиления: Она и боялась-то его, и не смела плакать, и прощалась с ним, и любовалась им как. в последний раз. (И. Тургенев) Ох! Лето красное! Любил бы я тебя, когда б не зной, да пыль, да комары, да мухи... (А. Пушкин) Перед глазами ходил океан, и колыхался, и гремел, и сверкал, и угасал, и светился, и уходил куда-то в бесконечность. (В. Короленко)
В стихотворении «Дорожные жалобы» А. Пушкин использует эту фигуру:
Иль чума меня подцепит, Иль мороз окостенит, Иль мне в лоб шлагбаум влепит Непроворный инвалид.
Конструкции с многосоюзием чаще встречаются в эмоциональной речи.
Искусное соединение бессоюзия и многосоюзия в одном тексте создает особый стилистический эффект:
Их разговор благоразумный
О сенокосе, о вине,
О псарне, о своей родне,
Конечно, не блистал ни чувством,
Ни поэтическим огнем,
Ни остротою, ни умом,
Ни общежития искусством...
(А. Пушкин)
Вот, например, как использует многосоюзие и бессоюзие И. Северянин в стихотворении «Моя Россия »:
Моя безбожная Россия, Священная моя страна! Ее равнины снеговые, Ее цыгане кочевые, — Ах, им ли радость не дана? Ее порывы огневые, Ее мечты передовые, Ее писатели живые, Постигшие ее до дна! Ее разбойники святые, Ее полеты голубые, И наше солнце и луна! И эти земли неземные, И эти бунты удалые, И вся их, вся их глубина! И соловьи ее ночные, И ночи пламно-ледяные, И браги древние, хмельные, И кубки, полные вина! И тройки бешено-степные, И эти спицы расписные, И эти сбруи золотые, И крыльчатые пристяжные, Их шей лебяжья крутизна! И наши бабы избяные, И сарафаны их цветные, И голоса девиц грудные, Такие русские, родные, И молодые, как весна, И разливные, как волна, И песни, песни разрывные, Какими наша грудь полна, И вся она, и вся она — Моя ползучая Россия, Крылатая моя страна!
5. Инверсия — расположение слов в ином порядке, чем это установлено грамматическими правилами.
При инверсии (от лат. inversio — перевертывание) слова располагаются в ином порядке, чем это установлено грамматическими правилами. Это сильное выразительное средство. Оно часто употребляется в эмоциональной, взволнованной речи, ср.: Летние ночи не долги (прямой порядок, спокойное, ясное изложение). Не долги летние ночи! Обратный порядок помогает выразить не только сообщение, но и эмоции говорящего. Такой экспрессивный порядок слов встречается в разговорной речи, поскольку она по природе своей эмоциональна.
Особое значение инверсия приобретает в стихотворной речи, где она выполняет еще и ритмообра-зующую функцию. В стихотворной речи даже предлоги могут занимать необычное место:
В поле чистом, Луны при свете серебристом, В свои мечты погружена, Татьяна долго шла одна.
(А. Пушкин)
Инверсия влияет на интонационную характеристику предложения. Ср. две строфы стихотворения Пушкина «Осень»: в первой строфе (Октябрь уж наступил — уж роща отряхает последние листы...) нет заметных отклонений от нормы и интонация приобретает ровный, естественный рисунок. Во второй строфе (Унылая пора! Очей очарованье...) меняется интонация, инверсия придает больше экспрессии, эмоциональности.
Следует учесть, что указанные правила порядка слов относятся к отдельно взятому предложению (вне контекста). А в речи отдельное предложение является только минимальной единицей и связано с другими такими же единицами, поэтому порядок слов может отступать от нормы.
Еще одним изобразительным средством синтаксиса является период — такое сложное предложение, которое заключает в себе ряд однородно построенных предложений (например, придаточные), обычно начинающихся одинаковыми союзами и имеющими приблизительно одинаковый размер. Классическим примером периода является стихотворение М. Лермонтова «Когда волнуется желтеющая нива...»:
Когда волнуется желтеющая нива,
И свежий лес шумит при звуке ветерка,
И прячется в саду малиновая слива
Под тенью сладостной зеленого листка;
Когда росой обрызганной душистой,
Румяным вечером иль утра в час златой,
Из-под куста мне ландыш серебристый
Приветливо кивает головой;
Когда студеный ключ играет по оврагу
И, погружая мысль в какой-то смутный сон,
Лепечет мне таинственную сагу
Про мирный край, откуда мчится он, —
Тогда смиряется души моей тревога,
Тогда расходятся морщины на челе, —
И счастье я могу постигнуть на земле,
И в небесах я вижу Бога...

 

 

    Одним из главных признаков литературного языка является его нормированность, т. е. наличие норм. Языковая норма — это образец, это то, как принято говорить и писать в данном языковом обществе в данную эпоху. Норма определяет, что правильно и что — нет, она рекомендует одни языковые средства и способы выражения и запрещает другие. Например, нельзя говорить колидор, следует — коридор, нельзя произносить звонит — только звонит. Языковые нормы объективно складываются в процессе языковой практики членов общества. Нормы могут изменяться с течением времени, но все же на протяжении длительного времени они стабильны. Соблюдение норм облегчает использование литературного языка. Нормы пронизывают все ярусы литературного языка. Есть нормы орфоэпические, т. е. произносительные, предписывающие, как поставить ударение в слове, как произнести тот или иной звук: сжал [жал]; квартал (не квартал), красивее (не красивее, не красивше).
Под лексическими нормами понимается правильность выбора слова и уместность его применения. Например, встречающееся выражение автор гола — нежелательно. Также неверно кавалькада облаков, желаю хороших успехов, поскольку слово «кавалькада» обозначает группу всадников на прогулке, а успехи не могут быть плохими.
Грамматические нормы подразделяются на морфологические и синтаксические.
Морфологические нормы определяют правильность образования и употребления форм слова. Например, нормативна форма родительного падежа множественного числа много чулок, сапог, но носков, нельзя говорить местов, делов, не следует изменять несклоняемые существительные: в новом палъте, неверно: более лучше (просто — лучше) или самый умнейший (умнейший или самый умный).
Синтаксические нормы регулируют образование словосочетаний и предложений, например, при управлении: нельзя говорить показывает о том... (показывает ч т о?), уверенность в победу (в победе), настал предел терпения (терпению), оплачивайте за проезд (оплачивать ч т о?); Посмотрев этот фильм, мне стало грустно (Посмотрев этот фильм, я загрустил. Или: Мне стало грустно, после того как я посмотрел этот фильм).
Под правописными нормами понимают орфографические и пунктуационные нормы. Орфографические нормы — это правила написания слов, они закреплены в орфографических словарях, школьных учебниках по русскому языку и пособиях.
Пунктуационные нормы диктуют правила постановки знаков препинания. Они изложены в учебниках и пособиях по русскому языку и в «Правилах русской орфографии и пунктуации» (1956).
 

 

    Орфографических правил, связанных с написанием корней, приставок, суффиксов и окончаний, много. Но главный, ведущий принцип, — один. Рассмотрим примеры.
Почему в слове вода в корне пишется о, а в слове трава — а?
Почему разные окончания в существительном: от деревни и к деревне?
Почему следует писать дуб, но суп? Ведь слышен один и тот же звук [п].
Почему грустный пишется с буквой т, а вкусный — без нее?
Кажется, здесь разные орфографические правила, однако объединить их можно на основе ведущего принципа орфографии, который требует, чтобы пишущий: 1) не доверял слуху и не писал так, как слышит; 2) проверял сомнительные написания; 3) помнил, что проверка возможна только в той же морфеме (корне, окончании и т. п.); 4) умел правильно подобрать проверочное слово. Главное, знать сильные позиции: для гласных — это положение под ударением, а для согласных — перед гласными и перед л, м, н, в.
Помня об этом, можно легко проверить все приведенные выше примеры: вода — воды, трава — травы, от деревни — от реки, к деревне — к реке, дуб — дубы, суп — супы, грустный — грустить, вкусный — вкусен.
Так же можно проверить и написание суффиксов и приставок. Какая буква (е, я, и) пишется в суффиксе слова пер..стый? Слово пер..стый обозначает «состоящий из перьев», «похожий на перья». Такой же суффикс есть в словах: каменистый, лучистый, зернистый. Следовательно, надо писать букву и — перистый.
Липовый или липавый? Проверяем: сосновый,
еловый.
То же и в приставках. Почему приставка за- пишется через a, a no через Говорят, надо запомнить, что приставок зо- и па не бывает (кстати, приставка па- есть — пасынок, паводок, патрубок). Попробуем проверить: затемно, засветло — под ударением а; поезд, похороны, почерк — под ударением о.
Приставка с- в словах сделать, сбросить, сгнить звучит как з, но если поставить ее в сильную позицию, то станет ясно, что приставки з- в русском языке нет: сломать, срезать, сорвать, связать.
Таким образом, все правила имеют одинаковые основания. Они и определяют ведущий принцип русской орфографии. Такой принцип, когда звук проверяется сильной позицией, называется морфологическим. Этот принцип самый удобный для русского письма.
 

 

    Слитные, дефисные и раздельные написания включают разные грамматические разряды слов: сложные существительные и прилагательные, местоимения, числительные, наречия, а также написание частицы не с различными частями речи. Принципы написания таких слов основываются и на значении слова (его смысле), и на разграничении слова и словосочетания, и на учете принадлежности слова к той или иной части речи.
Например, правописание сложных прилагательных типа труднодоступный, быстрорежущий, долгоиграющий и свободных словосочетаний на базе этих же слов. Чтобы правильно написать, надо учитывать синтаксический признак: если первый компонент отвечает на вопрос как?, то он является самостоятельной частью речи и пишется отдельно: Долго играющие в саду дети не хотели идти домой и Долгоиграющие пластинки в наше время заменены компакт-дисками.
Необходимо также учитывать значение слова и его принадлежность к части речи при написании имен существительных и омонимичных с ними наречий: Мы долго смотрели вдаль, но ничего не могли различить. — Позови меня в даль светлую (В. Шукшин); Вдали было видно поле. — В дали голубой растаял дымок паровоза; Наконец я все понял. — Поездка была отложена на конец следующего месяца.
То же самое предлог во время и наречие вовремя. Здесь к тому же изменяется место ударения. Раздельно пишутся словосочетания типа по моему мнению, по волчьему следу, по летнему саду. Но если согласуемые слова из этих словосочетаний становятся наречиями, они пишутся через дефис (черточку): по-моему, по-волчьему, по-летнему тепло.
Существует несколько правил написания слова не с различными частями речи, но общее правило таково: если не является в слове приставкой, ее надо писать слитно, если не — это отрицательная частица, то раздельно. Например: Ненужные вещи (лишние), неумный поступок (глупый). — Эти вещи не нужные, как ты считаешь, а совершенно лишние. — Твой поступок не умный, как тебе кажется, а скорее глупый.
При правописании числительных важно учитывать их структуру: сложные числительные пишутся слитно, а составные — раздельно: двести — двести два, семьдесят — семьдесят восемь.
Есть особенность в правописании местоимений с не и ни: они пишутся слитно без предлога: никто, некого. И раздельно с предлогом: ни с кем, не у кого.

 

 

     Пунктуация — это правила постановки знаков препинания, а также сами знаки. Пунктуация является очень важным средством оформления письменной речи. Понять предложение, записанное без знаков препинания, очень трудно. Вот пример: то что есть есть того чего нет нет это не то это то. (С. Стивене. «Математика, измерение и психофизика») Но если расставить знаки препинания, смысл высказывания тотчас проясняется: То, что есть, есть; того, чего нет, нет; Это не то? Это то.
Правильно расставленные знаки препинания указывают на смысловое членение высказывания, помогают установить смысловые отношения между словами в предложении. Например, в предложении Этот человек не раз говорил брату Антон никогда не был учителем может иметь разные смыслы в зависимости от расстановки знаков препинания: 1. «Этот человек, — не раз говорил брату Антон, — никогда не был учителем». 2. Этот человек не раз говорил брату: «Антон никогда не был учителем». Можно привести другой пример расстановки знаков препинания в известной притче о купце, потерпевшем кораблекрушение. Моля о спасении, он дал обет поставить статую золотую, пику держащую. Но, обретя спасение, решил, что слишком дорогой будет плата. Однако нарушать обета нельзя. И тогда он просто передвинул запятую, много сэкономив благодаря этому: статую, золотую пику держащую.
Неправильно расставленные знаки препинания могут исказить смысл. Например, предложение
И шла она легко, назад Изгибы длинные чадры Откинув.
(М. Лермонтов)
ученики часто читают, делая паузу в конце стихотворной строки и соответственно ставя запятую, отделяющую обособленное обстоятельство, выраженное деепричастным оборотом: И шла она легко назад, изгибы длинные чадры откинув.
Смысл предложения, как видим, изменился; слово назад стало относиться не к деепричастию откинув, а к глаголу шла, что искажает смысл предложения. Иногда неверная постановка знаков препи нания может придать высказыванию комический эффект: Я занимался с братом, который был болен английским языком.
Знаки препинания обусловливаются строением предложения, его синтаксисом. Например, обязательны: точка, фиксирующая конец предложения (или вопросительный, восклицательный знаки), знаки на стыке частей сложного предложения; знаки, выделяющие разнообразные конструкции (вводные слова и предложения, обращения, междометия); знаки при однородных членах предложения; знаки, выделяющие обособленные члены предложения. Эти знаки обязательны, их употребление закреплено в своде правил пунктуации.
Русская пунктуация отражает и интонацию: точка на месте большого понижения голоса и длительной паузы, вопросительный и восклицательный знаки, интонационное тире. Например, обращение можно выделить запятой, но повышенная эмоциональность (и поэтому особая интонация) диктуют другой знак — восклицательный:
— Это я, маменька, — сказал он.
— Ну, Бог милостив, маменька! — продолжал Иудушка.
(М Салтыков Щедрин)
Выбор знака может целиком зависеть от интонации: Пройдет дождь, пойдем в лес и Пройдет дождь — пойдем в лес. В первом примере простое перечисление, во втором — интонация обусловленности (Когда пройдет дождь, пойдем в лес).
Но следует помнить, что интонационный принцип действует в русской пунктуации как второстепенный и нередко нарушается в пользу структурного: Олень раскапывает передней ногой снег и, если есть корм, начинает пастись. (В. Арсеньев) Башкирец с трудом шагнул через порог и, сняв высокую свою шапку, остановился у дверей. (А. Пушкин) В обоих случаях запятая стоит после союза и, так как фиксирует границу структурных частей (придаточного предложения и деепричастного оборота), но паузы после союза нет. Таким образом, нарушается интонационный принцип в пользу структурного. И вообще, интонационный принцип редко действует в чистом виде. Обычно он сочетается со смысловым и структурным членением предложения.
 

 

    В зависимости от того, как говорящий использует язык, существуют две его формы: устная и письменная. Рассмотрим их в сопоставлении.
Устная форма
1. Первична по отношению к письменной. Первоначально звучание — самая естественная форма существования языка — была единственной. На языке только говорили. И до сих пор по степени употребительности явно преобладает устная речь. 2. Устная речь обычно менее подготовлена, в ней больше непосредственности, стихийности, случайного, оговорок, повторов, междометий, незаконченных конструкций, слов-« паразитов ».
3. Устная речь обладает средствами звуковой выразительности: темпом и тембром, паузами, логическими ударениями, силой звучания. Кроме того, она может сопровождаться жестами, мимикой.
4. К устной речи предъявляются орфоэпические требования (правильное произношение звуков, постановка ударения).
Письменная форма
1. Письменная речь вторична. Она появилась из-за потребности передавать речь на расстоянии и сохранять ее на долгие времена. Сначала она была лишь способом передачи устной речи, но потом оказалось, что различие между ними столь велико, что говорят об особой, письменной речи.
2. Письменная речь более строга, сложна по форме, более полна и логична по содержанию, в ней соблюдаются литературные нормы. В ней строже выбор слов, сложнее предложения.
3. Письменной речи это несвойственно, поэтому она менее выразительна (в какой-то степени эти недостатки восполняются использованием знаков препинания, курсива, петита, шрифтовых выделений и т. п.).
4. К письменной речи предъявляются орфографические и пунктуационные требования.
В настоящее время наблюдается взаимодействие устной и письменной форм речи: устная речь нередко опирается на письменную. Доклады, выступления, звуковые письма и т. п. вначале составляются письменно, а затем озвучиваются, поэтому такая устная речь обладает многими чертами письменной: подготовленностью, полнотой и правильностью, но при этом она сохраняет такие достоинства устной, как звуковая выразительность, мимика и жесты.
Речь существует также в форме монолога или диалога.
Монолог — это речь одного лица, адресованная многим слушателям (реже одному). Это развернутый вид речи, обычно заранее подготовленный. Он имеет определенный замысел и композицию, обладает относительной законченностью (доклад, лекция, выступление на собрании и т. п.).
Монолог мало зависит от ситуации, от условий; обычно он не поддерживается и не направляется вопросами слушателей.
Диалог — это разговор двух или нескольких лиц. Он связан с обстановкой, в которой протекает речь. Каждая новая реплика в диалоге опирается на предыдущие. В диалоге важную роль играют жесты, мимика, указания на окружающие предметы, обращения, междометия, звукоподражательные слова, интонация.
 

 

    Текст как предмет лингвистики — это группа предложений, объединенных в целое одной темой с помощью языковых средств. Текст имеет следующие признаки.
1. Членимость текста. Текст состоит из нескольких предложений. Одно, даже очень распространенное предложение текстом не является.
2. Смысловая цельность текста. Она проявляется, во-первых, в том, что любой текст — это высказывание на определенную тему (она часто бывает названа в заголовке); во-вторых, в том, что, сообщая что-либо о предмете речи, автор реализует свой замысел, передающий его отношение к тому, о чем он сообщает, его оценку изображаемого (основная мысль текста). Помимо этого, текст имеет относительную законченность (автономность), в нем есть начало и конец.
3. Связность текста. Она проявляется в том, что каждое последующее предложение строится на базе предыдущего, вбирая в себя ту или иную его часть. То, что повторяется в последующем предложении из предыдущего, получило название «данное», а то, что сообщается дополнительно, — «новое». «Новое» обычно выделяется логическим ударением и стоит в конце предложения. Например: Во дворе выкопали колодец. Возле колодца (данное) поселилась лягушка (новое). Она (данное) целыми днями сидела (новое) в тени колодезного сруба.
Роль «данного» заключается в связи предложений между собой. Роль «нового» — в развитии мысли в тексте. Для связи предложений в тексте, «данного» и «нового», используются два способа: цепной и параллельный. При цепной связи «новое» первого предложения становится «данным» во втором, «новое» второго — «данным» в третьем и т. д. Напри-
Н Д мер: Где-то за горизонтом шла гроза. Она рассы-
н лала в жаркую летнюю ночь решительные раска-
д ты. Гром, уже почти обессиленный в пути,
оживлялся под сухой приветливой крышей и долго бродил по чердаку. (Ю. Куранов)
Главное в цепной связи — повтор ключевого слова, замена его синонимом, синонимическим оборотом, местоимением, повтор того или иного члена предложения.
При параллельной связи одинаковый порядок слов, члены предложения выражены одинаковыми формами (в данном случае глаголы несовершенного вида в прошедшем времени).
В тексте могут быть использованы различные средства связи: повторяющиеся слова, местоимения, синонимы, союзы в начале предложения, слова со значением части и целого. Важным средством связи является соотношение видо-временных форм глаголов-сказуемых, а также порядок слов.
В художественном, публицистическом, научном и деловом стилях чаще используется повтор слов, что обеспечивает точность речи. Местоимения же широко используются во всех стилях речи. Повтор при параллельной связи обычно придает речи торжественность, приподнятость.

 

 

    В зависимости от содержания высказывания нашу речь можно разделить на такие типы: описание, повествование, рассуждение. Каждый тип речи обладает отличительными признаками.
Описание — это изображение какого-либо явления действительности, предмета, лица путем перечисления и раскрытия его основных признаков. Например, описывая портрет, мы укажем на такие признаки, как рост, осанку, походку, цвет волос, глаз, возраст, улыбку и т. д.; описание помещения будет содержать такие его признаки, как размер, оформление стен, особенности мебели, количество окон и т. п.; при описании пейзажа этими признаками будут деревья, река, трава, небо или озеро и т. д. Общим для всех видов описания является одновременность проявления признаков. Цель описания в том, чтобы читатель увидел предмет описания, представил его в своем сознании.
Описание может быть использовано в любом стиле речи, но в научном характеристика предмета должна быть предельно полной, а в художественном акцент делается только на самых ярких деталях. Поэтому и языковые средства в научном и художественном стиле разнообразнее, чем в научном: встречаются не только прилагательные и существительные, но и глаголы, наречия, очень распространены сравнения, различные переносные употребления слов.
Примеры описания в научном и художественном стиле.
1. Яблоня — ранет пурпуровый — морозостойкий сорт. Плоды округлой формы, диаметром 2,5—3 см. Вес плода 17—23 г. Сочность средняя, с характерным сладким, слегка вяжущим вкусом.
2. Липовые яблоки были крупные и прозрачно-желтые. Если посмотреть сквозь яблоко на солнце, то оно просвечивалось как стакан свежего липового меда. В середине чернели зернышки. Потрясешь, бывало, спелым яблоком около уха, слышно, как гремят семечки.
(По В. Солоухину)
Повествование — это рассказ, сообщение о каком-либо событии в его временной последовательности. Особенность повествования в том, что в нем говорится о следующих друг за другом действиях. Для всех повествовательных текстов общим является начало события (завязка), развитие события, конец события (развязка). Повествование может вестись от третьего лица. Это авторское повествование. Может оно идти и от первого лица: рассказчик назван или обозначен личным местоимением я.
В таких текстах часто употребляются глаголы в форме прошедшего времени совершенного вида. Но, чтобы придать тексту выразительность, одновременно с ними употребляются и другие: глагол в форме прошедшего времени несовершенного вида дает возможность выделить одно из действий, обозначая его длительность; глаголы настоящего времени позволяют представить действия как бы происходящими на глазах читателя или слушателя; формы будущего времени с частицей как (как прыгнет), а также формы типа хлоп, прыг помогают передать стремительность, неожиданность того или иного действия.
Повествование как тип речи очень распространен в таких жанрах, как воспоминания, письма.
Пример повествования:
Я стал гладить Яшкину лапу и думаю: совсем как у ребеночка. И пощекотал ему ладошку. А ребеночек-то как дернет лапку — и меня по щеке. Я и мигнуть не успел, а он надавал мне оплеух и прыг под стол. Сел и скалится.
(Б. Житков)
Рассуждение — это словесное изложение, разъяснение, подтверждение какой-либо мысли.
Композиция рассуждения такова: первая часть — тезис, т. е. мысль, которую надо логически доказать, обосновать или опровергнуть; вторая часть — обоснование высказанной мысли, доказательства, аргументы, подтверждаемые примерами; третья часть — вывод, заключение.
Тезис должен быть четко доказуемым, четко сформулированным, аргументы убедительными и в достаточном количестве, чтобы подтвердить выдвинутый тезис. Между тезисом и аргументами (а также между отдельными аргументами) должна быть логическая и грамматическая связь. Для грамматической связи между тезисом и аргументами нередко используются вводные слова: во-первых, во-вторых, наконец, итак, следовательно, таким образом. В тексте-рассуждении широко используются предложения с союзами однако, хотя, несмотря на то что, так как. Пример рассуждения:
Развитие значений слова идет обычно от частного (конкретного) к общему (абстрактному). Вдумаемся в буквальное значение таких, например, слов, как воспита ние, отвращение, предыдущий. Воспитание буквально означает вскармливание, отвращение — отворачивание (от неприятного лица или предмета), предыдущий — идущий впереди.
Слова-термины, обозначающие отвлеченные математические понятия: «отрезок», «касательная», «точка», произошли от совершенно конкретных глаголов действия: резать, касаться, воткнуть (ткнуть).
Во всех этих случаях исходное конкретное значение приобретает в языке более абстрактный смысл.
(По Ю. Откупщикову}
 

 

    Стилистика — это особый раздел лингвистики, изучающий стили и стилистические ресурсы.
Стили — это разновидности языка, обусловленные различиями в сферах общения и основными функциями языка. Сферы общения, или речевые ситуации, и их разновидности: а) бытовая; б) наука; в) право; г) политика; д) искусство.
Основные функции языка: а) общение; б) сообщение; в) воздействие.
Разновидности стилей, выделяемые в зависимости от речевых ситуаций и функций языка: а) разговорный стиль (бытовая сфера, функция общения, реже — сообщения); б) научный (сфера науки, функция сообщения); в) официально-деловой (сфера права, функция сообщения); г) публицистический (сфера политики, искусства, функции сообщения и воздействия); д) художественный (сфера искусства, функция эмоционального воздействия).
Стилистические ресурсы языка: а) стилистически окрашенная лексика (украсть — нейтральное, похитить — книжное, стащить — разговорное); б) стилистически окрашенные морфемы (мужичье, офицерье, шоферня, солдатня — разг., попризадуматься, насобирать — разг., возрадоваться, возлюбить — книжн.); в) стилистические возможности частей речи (пять килограммов апельсинов — книжн., пять килограмм апельсин — разг., в отпуске — книжн., в отпуску — разг., на диван-кровати — разг., на диване-кровати — книжн.); г) стилистические средства в синтаксисе (вследствие засухи урожай был низкий (книжн.) — из-за засухи... (нейтр.); задание, выполненное учащимися (книжн.) — задание, которое выполнили учащиеся (нейтр.).
ХАРАКТЕРИСТИКА СТИЛЕЙ РЕЧИ
Разговорный стиль служит прежде всего для непосредственного общения с окружающими нас людьми. Он характеризуется непринужденностью и неподготовленностью речи. В нем часто употребляются разговорные слова (молодые вместо молодожены, затеять вместо начать, нынче вместо теперь и т. п.), слова в переносном значении (окно — в значении перерыв). Слова в разговорном стиле нередко не только называют предметы, действия, признаки, но и содержат их оценку: молодчина, ловкач, безалаберный, приголубить, умничать, развеселый. В разговорном стиле используются слова с уменьшительно-ласкательными суффиксами: книжечка, ложечка, хлебушко, хорошенький, чайку и т. п. Фразеологические обороты встречаются особенно часто именно в разговорном стиле: идти черепашьим шагом, встал чуть свет, кинулся со всех ног. Для синтаксиса разговорного стиля характерно употребление простых предложений. Широко в нем представлены предложения неполные, поскольку разговорная речь — это чаще диалог. Например:
— Дяденька, — спросил Толик, — зачем вы табличку сняли с Бима?
— Ты что — очумел, мальчик? — ответил тот вопросом на вопрос.
— Вы же увели его с табличкой. Я не один видел.
(Г. Троеполъский)
Научный стиль — это стиль научных работ, статей, учебников, лекций, рецензий. В них содержится информация о разнообразных явлениях окружающего нас мира. В области лексики научный стиль характеризуется прежде всего наличием специальной лексики, терминов: склонение, спряжение, теорема, биссектриса, логарифм и т. п. Слова употребляются, как правило, в прямых своих значениях, так как научная речь не допускает двусмысленности и должна быть предельно точна. Для синтаксиса научных работ характерно широкое употребление сложноподчиненных предложений, обособленных второстепенных членов, вводных слов, указывающих на последовательность и логическую связь мыслей: Сюжет (от фр. sujet — предмет, содержание) — система событий, составляющих содержание действия литературного произведения, шире — «история характера». (М. Горький), показанная в системе событий. Важно иметь в виду прежде всего содержательность сюжета, отражение в нем конфликтов самой жизни, освещенных мировоззрением писателя. Сюжеты социально обусловлены.
Официально-деловой стиль обслуживает широкую область юридических, административных, дипломатических отношений. Его основное назначение — это информация, сообщение. Этот стиль употребляется при написании различных документов, инструкций, уставов и т. п. Слова в нем употребляются в прямом значении, чтобы избежать их неправильного толкования. В лексике этого стиля много слов и устойчивых сочетаний, закрепленных именно за этим стилем: ходатайство, заявление, резолюция, приказ, протокол, апелляция, предъявить иск, составить ходатайство; мы, нижеподписавшиеся. В нем часто употребляются существительные на -ние: в целях улучшения снабжения населения; невыполнение решения; составные предлоги: за счет, в случае, при условии и т. п. В области синтаксиса для делового стиля характерно употребление глагольных словосочетаний с именем существительным: объявить благодарность (поблагодарить — нейтр.), прошу разрешения (вместо прошу разрешить). Частотны в синтаксисе этого стиля безличные предложения со значением необходимости, приказа: необходимо срочно подготовить; следует принять меры и т. п. В официально-деловом стиле широко употребительны сложные предложения, а также простые, значительно распространенные, включающие обособленные обороты, однородные члены: Штормовое предупреждение. К берегам Скандинавии движется циклон. Уровень воды в Неве поднялся на 162 см. Всем организациям, расположенным в затопляемой зоне, подготовиться к возможному затоплению. Росгидрометцентр. Публицистический стиль — это стиль газет, выступлений на актуальные общественно-политические темы. К наиболее распространенным жанрам публицистики относятся передовая статья, корреспонденция, очерк, выступление на митинге, собрании и т. п. В произведениях публицистики обычно ставятся две задачи: во-первых, сообщение, информация об определенных социальных явлениях или актах и, во-вторых, /открытая оценка излагаемых вопросов, чтобы активно воздействовать на слушающего или читающего, чтобы привлечь собеседника к поддержке той позиции, которую занимает и отстаивает автор.
В лексике этого стиля много слов и фразеологических оборотов общественно-политического характера: прогрессивное человечество, борьба за мир, передовые идеи. Для усиления выразительности в лексике нередко используются устаревшие слова и формы: верные сыны Отчизны, преклонить колена, пращур (предок), широко распространены торжественно-приподнятые слова: держава, свершилось, священный долг, година. Для более эффективного воздействия на собеседника используются образные средства, а в синтаксисе — восклицательные и побудительные предложения: Сегодня не надо гадать, «чей стон раздается над великою русской рекой». То стонет сама Волга, изрытая вдоль и поперек, больная, с рассольной водой, перетянутая плотинами гидростанций, распухшая от водохранилищ с убывающим год от года знаменитым рыбным богатством. Глядя на Волгу, особенно хорошо понимаешь цену нашей цивилизации — тех благ, которыми человека заманили, как неразумное дитя, заменили ему радость бытия радостью эгоистических побед и достижений. Кажется, побеждено все, что можно было, даже душа, даже будущее; все больше горечь, как пепел из заводских труб, гнетет нам сердце... (В. Распутин)
Художественный стиль используется в художественных произведениях, чтобы нарисовать живую картину, изобразить предмет или событие, передать читателю эмоции автора. Высказывания художественного стиля отличаются образностью, наглядностью, эмоциональностью. К характерным языковым средствам стиля относятся: слова с конкретным значением, слова в переносном употреблении, эмоционально-оценочные слова, слова со значением признака, предмета или действия, слова со значением сравнения, сопоставления; глаголы совершенного вида с приставкой за-, обозначающие начало действия, переносное употребление форм времени и наклонений (В эту-то Дуняшу и влюбись Аким!); эмоционально-окрашенные предложения: Вдруг в стоячем воздухе что-то прорвалось, сильно рванул ветер и с шумом, со свистом закружился по степи. Тотчас же трава и прошлогодний бурьян подняли ропот, и на дороге спиралью закружилась пыль, побежала по степи и, увлекая за собой солому, стрекоз и перья, черным вертящимся столбом поднялась к небу и затуманила солнце. (А. Чехов)
 

 

 

Загрузка...

 

 

Астрономия

Биология

География

Естествознание

Иностр. языки.

Информатика

Искусствоведение

История

Культурология

Литература

Математика

Менеджмент

ОБЖ

Обществознание

Психология

Религиоведение

Русский язык:

Начальная школа

Средняя школа

ГИА (экзамен)

ЕГЭ (экзамен)

ГДЗ по русскому языку

Высшая школа

Физика

Философия 

Химия

Экология

Экономика

Юриспруденция

Школа - и др.

Студентам - и др.

Экзамены школа

Абитуриентам

Библиотеки 

Справочники

Рефераты

Прочее

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 Copyright  © 2006-2007   Alexander Vasiliev , St. Petersburg,   Russia,    


Источник: http://www.alleng.ru/d/rusl/rusl11-01.htm


Закрыть ... [X]

Юбки всех видов выкройки

Этимологический словарь кружево Быстрое выращивание бройлеров в домашних условиях
Этимологический словарь кружево Выкройка куклы тильды
Этимологический словарь кружево Вышивка крестом: схемы и наборы для вышивки крестом купить в
Этимологический словарь кружево Вязание воротников - m
Этимологический словарь кружево Вязание крючком. 5546 схемы вязания пледа
Этимологический словарь кружево Вязание спицами для детей
Домашняя одежда в интернет-магазине Пижама Как плести из резинок животных? Плетение на Как правильно пеленать ребенка пошаговые фото с Качество норковой шубы, цвет, качество норки Очень красивый узор. Вяжем плед крючком. Видео - урок Повозка для лошади - samodelki. org Поделки к 23 февраля - Поделки своими руками - Обучение и